Саамы


На территории Карелии саамы в настоящее время не проживают, но в древности они занимали огромную территорию - от 60-й параллели до Северного Ледовитого океана и от восточного побережья Балтийского моря до Северной Двины и Мезени, включая Карелию. На таком огромном пространстве саамы, естественно, не представляли собой единого этнического массива. В зависимости от степени и скорости адаптации к конкретным природным условиям, наследия предшествующей субкультуры, изменчивости этногеографической ситуации в целом формировались многочисленные мозаичные протосаамские группировки. На севере Европы они были более монолитными, чем на юге, где долгое время сохранялись лишь незначительные островки саамского населения. Позднее здесь расселились, отодвигая саамов к северу, норвежцы, шведы, финны, славяне и прибалтийско-финские народы северо-запада европейской части России.

(С.И. Кочкуркина Народы Карелии: история и культура. П-ск 2004)


Арктические индейцы

В языке саамов, точнее, в нескольких совершенно непохожих один на другой диалектах, есть очень много слов, с помощью которых можно описать землю, воду, снег или тишину, какая бывает перед появлением оленя. Зато саамам незнаком охраняемый западной цивилизацией глагол "владеть": зачем присваивать, если можно "взять на время" вместе с остальными?

Уверенные в себе миссионеры за несколько веков так и не сумели исправить это "примитивный" народ, который по меньшей мере десять тысяч лет живет в Северной Скандинавии и на Кольском полуострове. Только в послевоенные десятилетия саамов перестали "окультуривать" - насильно учить, крестить и заталкивать в многоквартирные дома. Шведы, норвежцы, финны поняли, что невозможно через силу "пить из чаши цивилизации". Даже маленькими глотками...


"Неправильный" народ

Саамы Дарвина не читали, поэтому насчет своего происхождения располагают отличной от общепринятой версией. Безобидный гигант, сын Солнца, отправился на север, чтобы найти себе жену. Нашел и, не однажды проявив силу и мудрость, завоевал ее сердце. Приданое, правда, оказалось не очень удачным: злые братья, согласно мифологической логике, должны были преследовать новобрачных. Те прямо на бегу обзаводились потомством, которое отец тут же ставил на лыжи. Так появились саамы, постепенно уменьшившиеся до разумных человеческих размеров, но, согласно легенде, сохранившие свою первоначальную мудрость.

Титульные нации долгое время не церемонились с "мудрыми дикарями". Саамам запрещали разговаривать на родном языке, а их специфическое пение считалось окончательным грехопадением, поскольку воспринималось представителями правильной религии как разговор с сомнительными духами и дьяволом.

Светская власть поощряла здоровых крестьянских детей ехать распахивать "саамскую целину", суля освобождение от воинской повинности и налогов. Более того, в 1905 году, когда распалась уния между Швецией и Норвегией, шведский министр иностранных дел Альберт Эренсвед предложил перспективный совместный проект: насильно переселить саамов на тысячу километров южнее, чтобы освободить место для "национально надежных" земледельцев. Депортации не случилось, но ужас от государственных приготовлений долго не проходил.

В 1693 году на площади в шведском местечке Арьеплуг сожгли знахаря Ларса Нильссона. Полтора года назад тогдашний министр сельского хозяйства Швеции Анника Онберг извинилась перед саамами за это убийство. Они одобрили инициативу ни в чем не повинного правительства и предложили создать государственную комиссию, которая установила бы истину, то есть, по-видимому, переучла все грехи прежней власти, и намекнули, что не худо бы дать денег взрослым саамам, которые не по своей вине не знают родного языка, но хотят его выучить. В Швеции живет около 20 тысяч саамов, из них не более половины понимают язык предков.

... Считается, что в северной Скандинавии живет около 65 тысяч саамов: сорок в Норвегии, двадцать в Швеции, пять в Финляндии. Многие из них убедились, что Россия действительно существует, только после чернобыльской катастрофы, от которой пострадали пастбища. Но задолго до нее было известно, что совсем близко, на советском Кольском полуострове живут "восточные саамы".

Оленей у них отобрали еще в коллективизацию. Через двадцать лет Россия по праву старшего брата запретила младшему разговаривать на своем, "детском" языке. А в 70-е, во время строительного бума, татар на Кольском полуострове было больше, чем коренных жителей. Многие стеснялись своей национальности, потому что саам означало "отсталый".

Сейчас представители "самого маленького меньшинства" (по последней переписи, саамов в России не больше двух тысяч) заседают в международном Совете саамов и, согласно данным финских источников, довольно активно отстаивают свои права. Правда, эксперты по финно-угорским языкам и народам опасаются, что скоро эти права станут бесполезны: около 90% мужчин-саамов больны алкоголизмом. А в главном поселении "русских саамов" - Ловозере - бесперебойно и безубыточно функционируют только ларьки, в которых можно купить спиртное. Деревни пусты, земля загажена, работы нет. "Многие думают, что лучше умереть, чем так жить", - сказала шведским этнографам пожилая саамка.

По материалам статьи Татьяны Смирновой (Невское время № 20(2143) 3 февраля 2000 г.)


СААМЫ

Арктика- мой дом. Москва Северные просторы 2001

Численность -1890 человек.

Язык - финно-угорская группа уральско-юкагирской семьи языков.

Расселение - Мурманская область.

Самый западный из коренных малочисленных народов Крайнего Севера России. Живут также в северных районах Финляндии — 5 тыс., в Швеции — 17 тыс. и Норвегии — 30 тыс. (общая численность — 80 тыс. человек).

Самоназвание Кольских саамов — саммъ, саммьленч. Этноним sabme — «земля», zemas — «низкий», «низменный». По другим данным, его связывают с уральскими этнонимами с основой sa(a)m, означающей «речные», «водные» (люди), с русским термином самоядъ, с финским Suomi (Финляндия). Старое название саамов — лопари, лапландцы, древнерусское летописное — лопь, упоминаются в Новгородской летописи 1216 г., финское — lappi, lappalainen. Тацит (98 г. н.э.) их называет fenni, современные норвежцы — finne. С IX в. коренное население Кольского п-ова известно как terfinnas — «терфинны», «охотники и рыбаки или птицеловы». В настоящее время этноним таррьй саммь (терские саамы) является самоназванием локальной группы на востоке Кольского п-ова. Термин lappia впервые встречается в XII в. у Саксона Грамматика. Саамский язык распадается на множество диалектов, на западную и восточную группы. Язык саамов Кольского п-ова относится к восточной группе. Он имеет четыре диалекта: иокангский, кильдинский, нотозерский и бибенский.

У Кольских саамов алфавит (с 1982 г.) строился на основе русской графики, письменность развивалась на базе кильдинского диалекта. В 1985 — 1986 гг. изданы саамско-русские словари, учебно-методические пособия по саамскому языку для начальной школы.

По данным археологии, люди проникли на Кольский п-ов не ранее седьмого — начала шестого тысячелетия до н.э. В конце XIX — начале XX в. саамы вели полукочевой образ жизни, занимались рыболовством, оленеводством и охотой. В загонной охоте на дикого оленя с использованием ям принимали участие все мужчины общины. Для этого из сваленных стволов деревьев сооружали изгородь до десяти километров, в которой устраивали проходы с ямами, замаскированными снегом и мхом. До начала охоты строжайше запрещалось тревожить оленей. В назначенное время одна группа мужчин становилась за изгородь, не давая оленям выбраться, другая гнала их к ловушкам. Известна загонная охота с использованием силков-петель (килл), для этого в проходах изгороди настораживались ременные или веревочные петли. Их применяли и в индивидуальной охоте на оленьей тропе. Пользовались также луком (юкке) и стрелами (нюлл).

Рыболовством занимались как в изобилующих рыбой озерах и устьях рек, так и на морском побережье. Промышляли семгу, сига, форель, кумжу, хариуса, щуку, треску, палтуса. В начале XX в. добыча семги давала значительную часть товарной продукции. Озерную рыбу ловили для себя. Основными орудиями рыбной ловли были сеть (саййм), в том числе ее особый вид — гарва (харръв), невод, острога (кудтэлъ), крючок (вуннк), ярус (ёаррасс), уда. Первое упоминание о приручении оленя на Кольском п-ове относится к IX в. Оленеводство имело тогда транспортное значение: оленей использовали под вьюк и в упряжке. Саамское оленеводство отличалось вольным выпасом в летнее время с применением изгородей (аййт), оленьих сараев и дымокуров (сувас), а также небольшими размерами стад (до 50 оленей). Своеобразна также конструкция вьючного седла (вагк), не имеющего аналогов у других народов. Отсутствовала верховая езда. Известная у скандинавских саамов традиция доения важенок у Кольских жителей почти не встречается. Упряжной оленный транспорт представлен однополозной бескопыльной нартой — кере-жей (кересъ), запряженной одним оленем. К концу XIX в. получили распространение косокопыльные нарты, заимствованные у коми и ненцев. Пушной промысел в конце XIX в. являлся подсобным занятием. Добывали песца, куницу, горностая, бобра, лисицу, белку и др. Часть саамов охотилась на морских зверей — нерпу, морского зайца, гренландского тюленя.

К традиционным ремеслам относят обработку шкур, кожи, кости, рогов, дерева, а также прядение. Сохранились веретена (ноаллътэ) с пряслицем из оленьей кости и дерева. Зимой ходили на скользящих лыжах-голицах (савехъ), камусных подволоках (колас, каллк) и непарных лыжах Последние были разными по длине (более короткая служила для лучшего отталкивания). Груз переносили за спиной в специальных приспособлениях. По воде передвигались на «сшитых» древесным корнем дощатых лодках-челноках (вэнс) и больших дощаниках — карбасах. С декабря по апрель население общины западных районов Кольского п-ова жило оседло на зимнем погосте (таллъв-сыййт). Каждые 15 — 20 лет место погоста меняли. В весенне-осенний период саамы обходили свои сезонные промысловые места. Чеххч-сайй — «осеннее место» следственном владении нескольких семей, как правило родственных. На востоке п-ова на зимнем и летнем погостах оседло жили круглый год.

Традиционным жилищем саамов считают каркасную постройку пирамидальной формы — вежу (куэдтъ), срубное однокамерное строение с плоской крышей, крытой дерном (пэррт), и переносное коническое сооружение из жердей, покрытое парусиной (коавас). Остов вежи состоял из четырех деревянных дуг, имеющих круглые отверстия в загнутых и несколько утолщенных верхних концах. В эти отверстия вставляли горизонтальное древко — «дымовое древко» и попарно соединяли дуги. Нижние, слегка заостренные концы дуг устанавливали в углубления в земле либо укрепляли в срубе из трех-четырех венцов. Известна конструкция вежи с прямыми, а не дугообразными жердями. Чтобы каркас был прочным, в верхней его части укрепляли еще две параллельные жерди. Остов крыли жердями или досками, корой и дерном. Наверху оставляли дымовое отверстие. Дверь «смотрела» на юг, а на противоположной стороне, где в прошлом находилась «священная дверь», в XIX в. стали делать небольшое окно. Его затягивали рыбьим пузырем, оленьей брюшиной или слюдой. Посредине вежи — очаг (толлсайй) с приспособлением для подвешивания котлов (аввьл). Между очагом и входом отводили место для хранения дров. В передней части — «чистое место» (луппс), а боковые устилали березовыми и еловыми ветками и использовали для сна.

в поселениях и на промыслах были амбары на четырех низких столбах (кокорках) или на одной высокой свае (нялл). Традиционная зимняя мужская одежда саамов практически не отличалась от женской. Зимой носили пеццк (печок) — верхнюю глухую одежду из оленьих шкур мехом наружу и торрк — глухую одежду из оленьих шкур мехом внутрь. Женский печок украшали по вороту, подолу и обшлагам цветным сукном и бисером. В конце XIX в. вместо традиционной глухой одежды прямого покроя со стоячим воротником (юпы) для мужчин стали шить кафтаны, для женщин — сарафаны, кофты и передники. К нижней одежде относят рубаху (патт) туникообразного покроя с прямым воротом. Короткие штаны (натазники) из дубленой оленьей кожи надевали мужчины, редко — женщины. Непременным атрибутом одежды был пояс. На мужском кожаном крепили большой нож с загнутым острием, на плетеном из шерсти женском — игольницы, наперсток, ножницы, обереги. Особенностью традиционной обуви был узкий загнутый нос. Зимой носили высокие сапоги из оленьих шкур - яры (еррь), иногда с огузеньем - пришитыми к ним кожаными штанами (цегкь) Были распространены также каньги (коаммэ) — низкая обувь (зимние — из оленьих, летние — из нерпичьих шкур или кожи). Спереди к каньгам пришивали две длинные, сплетенные из шерсти завязки — «оборы», которыми обвязывали щиколотки. На промыслах мужчины надевали кожаные сапоги (кунаги). В обувь клали сухую болотную траву. Из овечьей шерсти вязали чулки без ступни — мужчинам однотонные, женщинам полосатые — и летние рукавицы. Зимние рукавицы (кысста) шили из оленьих шкур мехом наружу и окантовывали сукном. Богато декорировали бисером, сукном и мехом девичий головной убор (перьвесськ) — «перевязку» в виде берестяного цилиндра, обтянутого красным сукном, и женский из бересты и сукна — типа русского кокошника (шаммш) — «шамшуру». Поверх перевязки и шамшуры надевали платок, завязывая его под подбородком. Мужчины носили суконные четырехугольные шапки, опушенные мехом, и старинный головной убор конусообразной формы — колпак (коллпехь). Головные уборы локальных групп саамов были непохожи и специфичны. В конце XIX в. после переселения групп коми-ижемцев и ненцев на Кольский п-ов саамы заимствовали малицы, совики и пимы.

Основная зимняя пища — оленина, водоплавающая и боровая дичь, летом и осенью предпочитали свежую рыбу. Щуку, треску, камбалу, сига, хариуса, семгу, налима варили, жарили, вялили, солили, запекали в тесте. Семгу в основном скупали норвежские и русские купцы. Традиционным рыбным блюдом считали отварную размятую рыбу с морошкой и рыбьим жиром (нюввт). Куски рыбы или мяса насаживали на палочки (нипчэс) и зажаривали над огнем. Из растительных продуктов употребляли ржаную муку, крупы, сосновую кору. Пили крепкий чай или его суррогаты мурр-чайй — «древесный чай» из березового гриба-трутовика, заваривали листья березы, иван-чая. Особенно любили чай с луком и куском оленьего сала. Впрок собирали ягоды. Посуда для приготовления, хранения и употребления пищи была в основном деревянная, долбленная из березы или сосны. Интересны тарелки (каррь), чашки, ложки (пасьтэмь), плоские ложки с дырками для вынимания вареной рыбы из котла (коарэс). Из бересты изготавливали прямоугольные или квадратные короба, корзинки, цилиндрические туеса, солонки. Примечательно «блюдо из бересты» (пессь-каррь), или «берестяная скатерть», состоящая из девяти квадратов, сшитых из нескольких слоев бересты нитками из сухожилий оленя. Чугунные или медные котлы (киммьн) покупали. Спальные мешки шили из оленьих шкур. Колыбели (китткэмь) выдалбливали из куска дерева и обтягивали дубленой оленьей кожей.

У Кольских саамов основной социальной ячейкой была территориально-соседская община (сыййт), населявшая погост. Она имела общие промысловые угодья, культы и праздники. В общину входило от 60 - 70 до 200 - 250 человек. В конце XIX — начале XX в были распространены как малая, так и расширенная отцовская (трехпоколенная) семья, но преобладали двухпоколенные, или братские (шурр пирас). Для обозначения прав собственности широко использовали тамги — клейма. Браки между родственниками запрещались до четвертого колена по обеим линиям. За невесту платили брачный выкуп — калым. После христианизации во второй половине XVI в. Кольские саамы стали православными, а скандинавские приняли лютеранство. Саамско-русские этнокультурные контакты способствовали сосуществованию традиционных верований и христианских представлений. Согласно шаманской традиции, Вселенная делится на Верхний (небесный), Средний (земной) и Подземный (загробный) миры. Посредником между ними выступает шаман (ноййд). У саамского шамана специального культового костюма не было. (подробнее о древних верованиях саамов)

Саамская мифология близка финско-карельской и испытала некоторое влияние скандинавской. (о финно-угорской мифологии). Тотемический первопредок саамов — Мяндаш — человек-олень, научивший их искусству охоты. Верховное божество терских саамов — Каврай, покровитель шаманов, создатель оленьих стад. Следы тотемизма сохранялись в почитании оленя, лося, медведя, ворона, лебедя. Фольклор представлен мифами, преданиями, легендами, сказками, песнями. Мифы (ловты) исполнялись преимущественно во время ритуалов со строгим соблюдением текста и мелодии.

В волшебных сказках (мате) также отразились мифологические представления. Среди легенд и преданий — рассказы о нашествиях иноплеменников и борьбе с ними, военных походах, подвигах богатырей и народных героев.

Песни подразделяются на ритуальные, повествующие о мифических временах и первопредках (праудедках), и бытовые.

Традиционная музыка саамов имеет параллели в музыке коми-зырян, манси, хантов, вепсов, карелов, ненцев, якутов, ряда народов Алтая и Монголии, этнокультурных групп русских Севера России (поморов, заонежан, пудожан), а также шведов. В свою очередь, саамская основа музыки прослеживается в музыкальных традициях карелов и прионежских вепсов. Из музыкальных инструментов наиболее известны шаманский бубен, свистковые флейты, а также колокольчики (келл), подвешиваемые на шею вожака оленного стада. Большая часть саамов живет в сельской местности и занимается оленеводством, рыболовством, охотой и животноводством. Коренное население практически не рыбачит, поскольку многие реки в ловозерской тундре отданы в аренду различным фирмам, добывающим красную рыбу. Преподавание на саамском языке не ведется, родную речь изучают лишь в начальных классах. Однако саамы имеют довольно высокий уровень образования. Молодежь коренных народов Кольского Севера в основном обучается в техникумах и вузах, а также в странах дальнего зарубежья.

В 1994 г. в с. Ловозеро организованы национальный культурный центр, народные ансамбли «Луявр», «Ойяр» и «Воафсхэс», а также музей первой саамской поэтессы О. Вороновой. Известны национальные поэты и писатели — А. Бажанов, В. Смирнов, член Союза писателей России Н. Большакова, П. Юрьев, С. Якимович, педагоги А. Антонова, Е. Коркина, Л. Юрьева, ученые Р. Куруч, С. Терешкин и др. В 1989 г. созданы Ассоциация Кольских саамов с отделениями в с. Ловозеро и пос. Ревда, в 1995 г. — Ассоциация малочисленных народов Севера «Родина», в 1998 г — Общественная организация саамов Мурманской области (с. Ловозеро).



Наставление

Как думаешь, так и живёшь.
Думай о хорошем!


Не к миру надо идти в подмастерья, а к Богу, чтобы стать Мастером.

В конечном счете, каждый человек остаётся лучшим учителем для себя — и сам ставит себе итоговые оценки.

Новое на сайте




Фото сгоревшей Успенской церкви

Правильный чай

Наши контакты

По телефону

Карелия
+7 (911) 402 74 44

Воттоваара
+7 (921) 227 56 95

или по электронной почте:

[email protected]

 

Подписаться на новости: