Лабиринты и сейды


Титов Юрий Владимирович П-ск 1976

На крайнем севере, где живут саамы, нет другого народа, историю и этнографию которого изучают уже более четырехсот лет. Десятки ученых посвятили свою жизнь разгадыванию многих загадок, связанных с происхождением и духовной культурой этих северных аборигенов, однако и до сих пор исследователям далеко не все ясно.

Самобытная материальная и духовная культура саамов представляет большой познавательный и научный интерес. В основе их дохристианских верований лежали тотемистические представления, культ гор, камней, деревьев, животных и обожествление различных явлений природы. Особенно распространено было поклонение священным камням - сеидам.

Следы культа камней в той или иной мере обнаруживаются у всех народов тундровой зоны Евразии, от Кольского полуострова до Камчатки. Издавна русские, а затем и советские исследователи обращали внимание на оригинальные каменные сооружения - лабиринты и сеиды. "Что ни гора, что ни озеро - всюду легенды об этой зачарованной земле",- писал известный советский этнограф Владимир Чарнолуский.

Самые ранние сведения о загадочных археологических памятниках Севера - лабиринтах - находятся в записях русских дипломатов Г. Б. Васильчикова и С. Г. Звенигородского, побывавших в северо-западной части Кольского полуострова в 1592 году, в связи с переговорами со шведами о русско-датской границе: "А в Варенге, на побоище немецком... на славу свою принесши с берегу камень в вышину от земли есть и ныне больше сажени, а около него подале выкла-дено каменьем как бы городовой оклад в 12 стен, а назван был у него тот оклад Вавилоном..."

В 1877 году в целях сбора материала для первой антропологической выставки в Москве и изучения русской Лапландии на Кольском полуострове побывал историк А. И. Кельсиев. В прилагаемом к отчету перечне собранных материалов он упоминает "чертежи и рисунки двух вавилонов". Эти материалы, к сожалению, бесследно исчезли.

В 1883 году краткие сообщения о лабиринтах опубликовал историк А. В. Елисеев, считавший, что эти сооружения характерны исключительно для северной России.

В 1901 году этнограф К. П. Рева обследовал пять лабиринтов, расположенных в районе реки Поной, а три года спустя археолог А. А. Спицын в статье "Северные лабиринты", изданной в Москве, в "Известиях археологической комиссии", опубликовал все имеющиеся о лабиринтах сведения. Автор дает не только полный обзор известных к тому времени лабиринтов, но и пытается их истолковать и датировать.

В 1927 году выходит книга М. Н. Виноградова "Соловецкие лабиринты", изданная Соловецким обществом краеведения.

В 40-х годах каменными лабиринтами Беломорья занималась археолог Н. Н. Турина.

В последние годы эти памятники вновь привлекли внимание исследователей и краеведов. И. М. Мулло и А. А. Куратов, несмотря на крайне противоположное объяснение значения лабиринтов (Соловецких), дали их прекрасное описание. Лабиринты расположены у Белого, Баренцева и Балтийского морей. Как правило, они находятся на островах, полуостровах и в устьях рек. Иногда разбросаны поодиночке или, как на Соловецких островах, образуют большие группы, сочетаясь с кучами камней, длинными стенами из валунов и другими не менее загадочными сооружениями.

Каменные лабиринты - сложные спирали (диаметром от 5-6 до 30 метров), выложенные из крупных и мелких камней, которые образуют системы поворотов, но в конце концов приводят к центру фигуры. Кто их построил? Когда? Зачем? Об этом археологи спорят уже более ста лет.

В 1974 году мы исследовали два лабиринта, находящихся в Пильской губе Белого моря, в 1,5 километрах от одноименного мыса. Назовем их условно "большим" и "малым".

Большой лабиринт расположен в 150 метрах от прибойной линии моря. Высота его над уровнем моря - 7 метров. Максимальный диаметр-10,6 метра. Длина коридора (входа) - 4 метра. Ориентировка входа: юго-запад - юго-восток. Ширина между кольцами (дорожками)- 40 сантиметров. Длина ходов по внутренним кругам - 185 метров, то есть превышает диаметр в 17 раз. Материал, из которого сложен лабиринт,- местный валун диаметром 10-30 сантиметров. Какой-либо искусственной обработки камней не наблюдается.

При строительстве лабиринта использовался, очевидно, спирально-прочерченный прием конструирования. Спираль раскручивалась против часовой стрелки. Начертив на земле спиральную линию, строитель выбирал во внешнем круге то место, где должен быть вход в будущий лабиринт. Затем радиально расчленял спиральные линии от внешнего круга до центра. Оставалось только соединить линии кругов так, чтобы получились две подковообразные фигуры (одна в другой), и выполнить лабиринт в камне. Концевые завершения линий во внешней и внутренней подковах усилены большими валунами.

Малый лабиринт расположен в 60 метрах к югу от большого и в 20 метрах от прибойной линии моря, на голой скале. Как и большой, он зарос брусничником и кустами вороники. Высота над уровнем моря - 7 метров.

Внешняя конструкция лабиринта, к сожалению, разрушена. Окончательная его схема пока не поддается расшифровке. По отдельным деталям можно предположить, что он имел подковообразную форму. В центре лабиринта лежит гранитная плита, на которой обнаружено большое кострище, размером 40X30 сантиметров. В кострище, в скоплении углей, найдены кремневый скребок с высокой спинкой и ретушью по одному краю, ножевидные пластины и отщепы кварца, кусочек глины без орнамента, мелкие кальце-нированные косточки. Вероятно, большой лабиринт можно связывать с культовым назначением в широком смысле слова, а малый - могильный знак над местом погребения, что в свое время отмечал А. Я. Брюсов относительно лабиринтов Соловецких островов.

Каково назначение лабиринтов? Ответить на этот вопрос не так просто. Несомненно, они создавались для каких-то очень важных целей. Иначе, чем объяснить тот факт, что лабиринты мы находим на столь широкой территории, в ряде северных стран?

Население Поморья повсеместно называет лабиринты "вавилонами". Но это название отражает только внешнее устройство, запутанность и затейливость ходов лабиринтов. Существуют различные предания о "вавилонах". Саамы считали, что они строились в честь сеидов - божеств, связывали их с идолами, злыми и добрыми гениями лопской земли, приписывали сооружение их историческим или полумифическим личностям.

Согласно легендам Ирландии и Англии, на спиралях лабиринтов в лунном свете танцевали феи; в горной Норвегии каменные гряды выкладывали ледяные великаны - "йотуны"; в Швеции лабиринты отмечали входы в подземные дворцы карликов - двергов, владевших драгоценными камнями, рудами, изготовлявшими волшебные мечи, щиты и копья для героев саг.

Однако в легендах мы не находим достаточно твердой основы для построения гипотез, хотя бы из-за крайней их разноречивости.

В поисках ответа на вопрос о назначении каменных лабиринтов можно выделить три основных направления.

Одни исследователи считают лабиринты местом развлечений и хороводных танцев культового характера ("танец журавля", "танец юных дев" у шведов, "танец Адама" у немцев и пр.), а также ристалищем для военно-спортивных состязаний ("троянская игра").

Согласно другой точке зрения, лабиринты носили промыслово-рыболовный характер. "Первобытному человеку для существования нужны были надежные орудия лова, а не их символы для магических манипуляций,- пишет И. М. Мулло. Для того, чтобы соорудить в определенном месте сложное орудие лова, он должен был в мыслях иметь представление о нем, иметь его план. И он наглядно создал этот план теми средствами, какими располагал, и там, где производил лов рыбы".

Большинство исследователей, однако, отстаивает культово-религиозный характер каменных лабиринтов. Историк М. Н. Виноградов высказывал мнение, что ходы лабиринта и его каменные стенки служили для запутывания душ умерших, чтобы воспрепятствовать их возвращению к живым (культ мертвых). Видный археолог А. Я. Брюсов, много лет работавший в Беломорье, считал лабиринты могильными знаками над местами погребений (погребальный обряд).

Известный этнограф В. Р. Кабо, исходя из сравнительных этнографических и исторических материалов, предлагает толкование северных лабиринтов как сооружений, связанных с представлениями о "нижнем мире", где совершались обряды умножения промысловых рыб, и с обрядами инициации - посвящения юношей в мужчины, девушек - в женщин.

Сопоставление конструкции лабиринтов с рыболовными сооружениями типа "вентерь" или "тайник", устройство которых практиковалось населением Мурманского побережья еще в 40-х годах нашего столетия, заставило Н. Н. Турину высказать предположение о том, что лабиринты связаны с какими-то магическими обрядами, целью которых было обеспечение морского промысла. Н. Н. Турина вела раскопки близ Кандалакшского, Харловского и других лабиринтов. На высоте от 3 до 7 метров над уровнем моря обнаружены стоянки. Находки состояли из керамики с примесью асбеста и слюды и кварцевых орудий. Попадались обломки крупных сосудов, украшенных редкими оттисками гребенчатого штампа или вовсе лишенные орнамента. Орудия представлены кварцевыми скребками и скобелями, наконечниками стрел из сланца. Низкое расположение лабиринтов над современным уровнем Баренцева и Белого морей и поздняя форма сосудов в сопровождающих их стоянках позволяют относить эти сооружения к концу 1 тысячелетия до нашей эры. По мнению Н. Н. Гуриной, точку зрения которой разделяет большинство исследователей, племена, производившие асбестовую керамику, следует считать предками саамов, то есть возможными строителями лабиринтов.

Интересно, что известные местонахождения лабиринтов связаны не только с морем вообще, но и с определенными его участками, наиболее богатыми рыбой, с рыбацкими тонями. Так, Кандалакшский лабиринт расположен у тони Питкуля, Умбинский - у тони Ударник и т. д. Не являются ли лабиринты памятниками верований, относящихся именно к морю и морским промыслам? "Темы гаданий были самые различные: о погоде удачен ли будет промысел, поход на охоту... Нойд (гадал именно он) становился одной ногой на дорожку и, прыгая к центру лабиринта, смотрел, какие признаки говорят за успех или против начинания",- писал В. Чарнолуский.

Покровителем рыбного промысла у Древних саамов был человек-рыба Аккрува, с человечьей головой и верхней частью туловища. Видимо, каменные спирали на берегу моря служили алтарями, на которых первобытные рыболовы приносили, жертвы Хозяину Воды, чтобы он загонял рыбу в поставленные ловушки. Может быть, в танце воспроизводилось движение семги, "большой рыбы", возвращающейся в родные реки с моря.

На наш взгляд, наиболее убедительна гипотеза о культово-религиозном назначении каменных лабиринтов.

Не менее загадочны и другие памятники- многотонные каменные сооружения над землей.

У древних обитателей Кольского полуострова и Карельского Беломорья в дохристианское время существовало два религиозных культа: высших богов и священных камней - сеидов. В местностях, где была сильно развита вера в высших богов, где им приносили частые жертвы, культ сеидов отходил на второй план, и наоборот: там, где культ высших богов был развит слабее, почитались сеиды. Хоть и в разной степени, культ сеидов бытовал на всей территории обитания саамов. Исследователи, сообщавшие о верованиях древних лопарей, всегда упоминали и о сеидах. На островах Белого моря - Немецком и Русском Кузовах - саамы создали настоящие пантеоны своих каменных божеств. Эти святилища были открыты и исследованы экспедицией Карельского историко-краевед-ческого музея под руководством И. М. Мулло. Сеиды на Большом Немецком Кузове - это огромные угловатые валуны, поставленные на "ножки" - мелкие камни. На верхней плоскости сеида, как правило, установлено несколько небольших камней, а под ними в некоторых случаях - разноцветные мелкие камешки.

Другие сеиды, меньшего размера, имеют разные формы. Среди них выделяются сеиды в виде грубого скульптурного бюста человека. Это валуны, напоминающие по форме и размерам верхнюю часть человеческого туловища, на которых лежат камни, имеющие форму головы человека, птицы или собаки. Поставленные спереди цилиндрической формы камни напоминают вытянутые руки.

Третья, наиболее многочисленная группа,- среднего размера и разной формы валуны, на возвышенную часть которых установлены один или несколько камней размером с булыжник. С этими сеидами связана интересная поморская легенда об "окаменевших немцах". Предание повествует о том, что когда-то очень давно, "немецкие люди" (так поморы называли шведов) хотели напасть на Соловецкий монастырь. В море их застигла буря. "Немцы" укрылись на северных Кузовах. С вершины горы острова они видели белокаменные стены Соловецкого монастыря. Но частые бури на море не позволяли плыть дальше. Однажды, когда "немецкие люди" сидели за трапезой вокруг костра, бог покарал ворогов, превратив их в камни. С той поры и называется тот остров Большим Немецким Кузовом.

Основой легенды послужили историческое событие начала XVII века, связанное с попыткой шведского отряда совершить нападение на Соловецкий монастырь со стороны Кузовов, и саамское поверье о превращении человека в камень.

Памятники второго святилища сохранились на вершине Лысой горы острова Русский Кузов. Здесь насчитывается до двухсот сеидов, среди которых несколько своеобразных, напоминающих по форме каменную "бабу". Поставленная вертикально продолговатая гранитная плита подпирается с обеих сторон двумя плитами округлой формы.

В обоих святилищах памятники, как правило, установлены на пологих скалистых склонах, с которых хорошо видны море, проливы между островами, места рыбного и зверобойного промысла. В 1973-1974 годах мы обследовали группу сеидов, расположенных на скалистой возвышенности в полутора километрах от поселка Серебрянский на правом берегу реки Воронья.

Валуны высотой от 0,7 до 3,5 метра, поставленные на три или четыре "ножки" - таков внешний вид сеидов. Под основаниями трех сеидов найдены мелкие гранитные и кварцевые отщепы. Возможно, в прошлом саамы носили их в качестве магических амулетов.

Многие сеиды напоминают силуэтные изображения морских животных и птиц. Вероятно, саамы связывали их с тотемными животными.

Имеются сообщения исследователей о местонахождениях отдельных священных камней. Финский ученый А. Кастрен, изучавший саамов в 50-х годах XIX века, в своих путевых заметках передает рассказ об одном сеиде, стоявшем на берегу озера Сейдъ-ярв (Сейдозеро -ред.).

Русский этнограф Н. Харузин, путешествовавший по Кольскому полуострову в конце прошлого века, сообщает предание, связанное со священным камнем, находящимся недалеко от Печенги, в тундре Уч-Ойв. Он упоминает и о горе Сидовар (недалеко от Чалмозера), около которой в старину совершались жертвоприношения. В соответствии с желанием приносящих жертвы священная гора даровала ту или иную погоду.

Геолог В. Визе во время обоих путешествий по Кольскому полуострову, в 1910 и 1911 годах, знакомился с культом священных камней у ловозерских саамов. Ему удалось узнать, что на Сейдозере находятся три <:ейда, из которых самым популярным считается "куив", что по-лопарски означает "старик". Этот сеид стоит на северном берегу озера и хорошо виден.

В. Визе сообщает также, что в юго-восточной части Хибинских гор находится гора Коашва. С нее к Умбозеру спускаются два лога. Наверху лога, что ближе к вершине горы, лежит священный "дикарский камень". Отправляясь на охоту за дикими оленями, лопари приносили здесь жертвы, полагая, что удачный исход охоты зависит от священного камня. В чем состояли эти жертвы в прежние времена, ему не удалось узнать, но во время пребывания у саамов В. Визе отмечал, что они поднимаются на гору Коашву и оставляют около "дикарского камня" в качестве жертвы несколько пуль. Итак, в начале второго десятилетия нашего века почитание сеидов на Кольском полуострове еще не совсем исчезло среди саамов.

Сеид (или "сеиде", "сейте", "сайво") по-саамски- "священный камень". В словаре Е. Линдаля сеиды определяются как каменные или деревянные изображения, которые употреблялись лопарями в их религиозном культе. Почти сходное толкование дает А. Ка-стрен: Сеиды означают идолов, которыми лопари пользовались при колдовании". Г. Дюбен усматривает в сеидах главным образом домашних богов, покровительствующих либо лопарской семье, либо отдельной личности.

Наиболее верное, на наш взгляд, определение дает немецкий путешественник И. Шеффер, посетивший Лапландию в XVII веке. "Слово сеид, - пишет он,- обозначает всякого рода божественность". В правоте Шеффера убеждает следующее: шведский путешественник Торнеус упоминает, что саамы имеют каменные изображения бога Сторъюнкаре и в некоторых местностях Лапландии называют их сеидами. Кроме того, сам Шеффер сообщает, что изображение бога грома Тиермеса саамы делают из дерева и такое изображение также называют сеидом. Видимо, под сеидами древние саамы понимали всякий предмет, который, по их мнению, обладал чудодейственной, волшебной силой Некоторые исследователи (Моне, Дюбен, Н. Харузин) объясняют происхождение сеидов поклонением предкам. Н. Харузин зафиксировал одно предание о происхождении сеида от предка. В камень превратился большой колдун "нойд". Он предупредил сыновей и внуков, что уходит на гору Уч-Ойв где и окаменел. Камень на этой горе имеет вид сидящего человека.

Предполагается, что саамы некогда отмечали места погребения умерших камнем. "Раз в эти камни вселяется дух предка,- писал Н. Харузин,- раз этот камень есть даже просто окаменелый предок, и сеиду дается название, тождественное с названием душ усопших ("сайво") или домашнего духа ("Сторъюнкаре"), то чем другим можно объяснить поклонение камню, как не тем, что культ предка был перенесен на стоящий одиноко камень, около которого в честь умершего совершались жертвоприношения".

По мнению других исследователей (В. Визе, С. Паулахарью, И. М. Мулло), саамский сеид - покровитель, владыка рода, дающий промысловое счастье приносящему жертвы.

В поклонении сеидам у древних саамов проявлялись две линии верований. С одной стороны, сеиды рассматривались как покровители промыслов (сеиды зооморфного вида), с другой,- этот культ связан с поклонением предкам (сеиды антропоморфного вида).

Часть саамских сеидов-естественного происхождения (камни и скалы необычной формы), иные представляют собой каменные пирамиды.

В. Чарнолуский так описывает антропоморфный сеид, расположенный недалеко от Большого Верхнекаменного погоста: "Высота истукана-128 сантиметров, наибольшая окружность головы - 128-129 сантиметров. Издали каменная фигура напоминает приземистого человека в печке (своеобразная старинная саамская одежда из оленьего меха). Весь "человек" сложен из семи больших плоских камней, только голова имеет вид усеченной пирамиды -четырехугольного основания с вершиной (т. е. лицом), обращенной к востоку. Семь маленьких камней-прокладок вложены между большими камнями. Отсутствует камень, изображающий шапку... Вокруг истукана достаточно свободного места - здесь, вероятно, происходили общие собрания старцев погоста, приносились жертвы этому каменному богу, производились гадания. Он грубо сложен из камней, и притом так, что действительно производит впечатление божества".

Во всех трудных случаях жизни сеидам приносили жертвы, чтобы они способствовали хорошему улову, удачной охоте, давали хорошую погоду и т. п. Жертвоприношения совершались около самих сеидов: место, где стоял священный камень, считалось святым. Женщины к сеидам, как к родовой святыне, не допускались. Пока сеид оставался семейной, родовой собственностью, жертву ему приносил глава семьи, рода; в тех местностях, где сеиды превратились уже в богов общественных, утратили исключительный характер божеств родовых или семейных, жертву сеиду приносил "нойд".

Лопари-охотники отдавали в жертву сеиду ноги (крылья) и голову своей добычи. Лопари-рыболовы мазали свои сеиды рыбьим жиром, и, когда он засыхал под лучами солнца, полагали, что сеид съел жертву.

"Кончался промысел семги, наступала пора ловли оленей, затем переезд в леса. Саам-хозяин шел к сеиду, приносил ему свою жертву - табак или голову рыбы, или украшения из сукна. Он испрашивал совета, разрешения на переезд. По приезде в леса саам нес свою жертву священному дереву, в котором также жил сеид. Весною опять жертва и моление по поводу переезда к берегам моря, где опять надо было помолиться сеиду",- писал А. Кастрен.

Сеидам, стоявшим на высоких, недоступных местах, жертву приносили следующим образом: смачивали камень оленьей кровью и затем бросали в сторону сеида.

Датировка святилищ остается нерешенной, поскольку не обнаружено следов саамских жилищ и находок, позволяющих определить время возникновения святилищ.

В происхождении и назначении археологических памятников Севера - сеидов и лабиринтов- много загадочного, и исследователям предстоит немало потрудиться над раскрытием их тайн.



Наставление

Как думаешь, так и живёшь.
Думай о хорошем!


Не к миру надо идти в подмастерья, а к Богу, чтобы стать Мастером.

В конечном счете, каждый человек остаётся лучшим учителем для себя — и сам ставит себе итоговые оценки.

Новое на сайте




Фото сгоревшей Успенской церкви

Правильный чай

Наши контакты

По телефону

Карелия
+7 (911) 402 74 44

Воттоваара
+7 (921) 227 56 95

или по электронной почте:

[email protected]

 

Подписаться на новости: