О древнем культовом комплексе в Заонежье


В.А. Агапитов, И.В.Мельников
Обряды и верования народов Карелии П.1992


К числу многочисленных мест Заонежья, имеющих несомненное значение при изучении традиционных религиозных верований населения, проживавшего здесь в разные периоды , относится небольшой о.Радколье, находящийся в Южном Заонежье, около западного побережья Большого Климецкого острова, напротив дер.Лонгасы.Размеры его невелики - длина 80 м, максимальная ширина 15 м. Представляет собой в значительной степени эрозированную, покрытую мхом скалу, частично заросшую кустарником и редколесьем. Западный берег острова пологий, восточный - крутой, отвесно возвышающийся над водой на высоту до 10м. Остров Радколье неоднократно упоминался в работах различных исследователей , которые приводили интересную информацию о связанной с островом традиции и его оригинальных памятниках и на ее основе интерпретировали данное место как святилище, своими корнями уходящее в дохристианскую эпоху 1.

Еще в начале XX в. среди жителей тех мест существовал обычай отмечать так называемое "радкольское воскресенье". Один раз в году - в последнее воскресенье перед Ивановым днем (24 июня на о.Радколье собирались жители окрестных - за 30 верст - деревень (вплоть до Великой Губы) и устраивали там гулянье, в ходе которого пели, танцевали, играли, молодежь сбрасывала со скалы крупные камни, женщины именно в этот день собирали на острове "богородицкую травку" (вереск), которую использовали для выпаривания молочной посуды. По сообщению информатора, народу собиралось столько, что подчас трудно было найти место на берегу, причалить лодку. Гулянье проходило на ровной площадке в центральной части острова, где располагался крупный камень, привлекший особое внимание людей, называвших его "Идол" или "Радкольский бог" и каждый раз, в ходе гуляний, тщетно пытавшихся столкнуть его с обрыва в воду. На обращенной к воде стороне камня имелись естественные углубления, по форме очень напоминающие глаза, нос и рот человека. На острове также имелись оригинальные подковообразные каменные кладки и некое изображение "головы бородатого человека", к которому местные жители относились весьма уважительно, считая его изображением "хозяина острова", обладающего способностью наказывать человека болезнью, падежом скота и пр., если тот будет вести себя непочтительно. Кроме того, в народе сохранялась память о священной радколь-ской сосне, оставшейся на острове после того, как в начале ХVI в. был вырублен священный радкольский лес на нужды строительства Клименецкого монастыря. В ходе осуществленного недавно обследования острова были получены данные, которые значительно конкретизируют и дополняют приведенные сведения. Около ровной площадки , где ранее устраивались гуляния (ныне она заросла мхом), на самом краю обрывающейся в воду скалы имеются камень неправильной овальной формы с гладкой поверхностью высотой 1,5 м и толщиной 0,6-0,7 м. Подобраться к самому камню не так-то просто, нужно спускаться по обрыву, но зато непосредственно около него имеется удобная ровная площадка, где свободно размещаются 2-3 человека. Внешне камень выглядит весьма неустойчиво, но все наши попытки хоть немного сдвинуть его с места успеха"не имели. Он и является тем самым "идолом" или "радкольским богом", которого местная молодежь в холе гуляний безуспешно пыталась сбросить в воду. Примерно в 12 м к северу от него, также на краю обрыва, имеется другой аналогичный камень, но меньшего размера (высота 1,1 м, толщина 0,5-0,6 м). На его восточной, обращенной к воде стороне, имеются, вероятно, естественные сколы, по форме напоминающие глаза, нос и рот человека. Очевидно, именно этот камень и имел в виду В. Ржановский 2. Оба приведенных камня являются естественными образаниями, возникшими в ходе эрозии скальной поверхности под воздействием природных факторов.

Между данными камнями, почти на всю высоту обрыва имеется оригинальный разлом, образовавшийся в результате естественного разрушения скалы, по форме напоминавший обращенную в профиль голову человека с длинной бородой. Общая длина этой "фигуры" примерно 7-8 м. Именно данный разлом являлся. по мнению местных жителей, изображением хозяина острова, который мог в случае не почтительного к нему отношения приносить вред людям. Надо отметить, что вся картина (оба камня и разлом) производит большое впечатление, особенно если наблюдать ее со стороны воды.

Помимо упомянутого выше, обследование поверхности острова позволило обнаружить значительное количество разнообразных каменных кладок. Все они сооружены из небольших природных валунов толщиной 15-40 см без следов обработки, которые уложены не земле в один слой. В большинстве своем эти кладки довольно аморфны, и, хотя искусственное их происхождение, по нашему мнению, не вызывает сомнений, обнаружить в них какую-либо систему весьма непросто. Тем не менее, при внимательном рассмотрении нам удалось выделить среди них три типа.

Каменные кладки первого типа в основном концентрируются в южной части острова. Они представляют собой круг диаметром 3-5.м, к которому с наружной стороны пристроены небольшие кладки диаметром 0,5-0.9 м. Эти кладки в значительной степени задернованы, покрыты мхом и травой,вследствие чего просматриваются с трудом. Зафиксированы как минимум две четко выраженные кладки в южной части острова и одна в центральной. Не исключено, что эти кладки имели каменные перемычки,соединявшие их с иными сооружениями, которые сейчас четко не просматриваются, отчасти ввиду их разрушения, отчасти ввиду сильной задернованности.

Второй тип каменных кладок зафиксирован в северной центральной частях острова. Они имеют округлую или подковообразную форму и представляют собой линии из камней уложенных на земле в виде спирали. Обнаружены как минимум две такие кладки. Их диаметры 3,5 и б м. В центре одной из них находится валун толщиной 0,6 м, в центре другой - небольшая кладка из 7 вертикально поставленных по кругу маленьких камней-валунов и одного небольшого плоского камня в центре. По краям этих кладок уложены более массивные валуны, тогда как в центре камни меньших размеров. Эти кладки,так же как и кладки первого типа, просматриваются не вполне четко, ввиду их значительного разрушения Наконец, третий тип (выделяется условно) представляет собой аморфные скопления небольших валунов, уложенных на земле в один слой. Такие скопления встречаются по всему острову, но особенно их много в северной части. Они имеют, по нашему мнению, искусственное происхождение, причем их нельзя связывать с земледелием, так как о.Радколье для этого не пригоден.

Таким образом, обследование острова позволяет говорить о некогда существовавшей там сложной системе разнообразных каменных, сооружений, иногда образующих комплексы, соединенные между собой перемычками. Сохранность их весьма плохая и это естественно, поскольку в течение длительного времени на острове устраивались массовые гуляния, в ходе которых эти сооружения неминуемо должны были разрушаться.

Такова фактическая сторона рассматриваемого вопроса. В целом, данные материалы позволяют согласиться с высказанной в приведенных душе работах интерпретацией Радколье как религиозного святилища. Об этом свидетельствует и типология памятников, и сопутствующая им народная традиция. He исключено, что и этимология названия острова также говорит в пользу этого определения. Как нам представляется, в случае с о.Радколье мы имеем двухсложное название, состоящее из атрибутивного элемента (рад-, рат-) и детерминанта (ка-лье, колье). Что касается детерминанта (а именно он является второй частью сложных названий', то"калье", возможно, восходит к прибалтийско-финскому kallio (ср. фин. -ар. kallio, kalli(j)o, вепс, kal'l', саам, koille, kaille "скала"). Первый же элемент топонима (ран-,рат-/ ближе всего по звучанию к прибалтийско-финской лексеме raato , семантика которой группируется вокруг значения 'умершее животное", в некоторых диалектах "(живое) тело".

В диалектах саамского языка имеются сходные по фонетике и семантике термины (ср. Ко. ra'tt, a Nrt. raott, AТ raata} 'мертвое животное", а также "мертвый (.убитый) олень" .Отcюда, вполне логичным будет предположение о связи данного названия с жертвоприношениями животных, которые некогда могли совершаться на этом острове. Правда, необходимо отметить, что в говорах Хяме и Похьойс-Карьяла имеется иное значение этого слова (ср. raato "большое упавшее дерево" или "ветром поваленное дерево"). Нельзя также исключать и скандинавские аналогии заонежскому названию (ср.швед, vardeus rаd "владыка мира"'. (Это слово было заимствовано саамами в формах radien и rade ). Однако среди всех этих предположений, указанная выше саамская основа данного тононима все-таки нам представляется наиболее вероятной.

В связи с этим необходимо отметить, что на территории Заонежского п-ова и прилегающих к нему островов, в разное время происходили процессы культурного взаимодействия всевозможных в этническом отношении групп населения, в этом числе и саамы, являющиеся наиболее древним населением Заонежья, присутствие которого, например, по данным топонимики, просматривается вполне отчетливо.

В связи с интерпретацией острова как религиозного святилища и выделения саамской основы топонима "Радколье" интерес представляют саамские священные места, часто встречающиеся на территории, где когда-либо проживали или проживают представители этой народности. Особенно много их в Западном Беломорье, на Кольском п-ове, в северных районах Финляндии, Норвегии и Швеции. Эти места неоднократно описывались в публикациях многих авторов , они весьма разнообразны, включают целый ряд. объектов, среди которых выделяются следующие разновидности: священные горы, скалы, отдельные скальные формации, причудливой, как правило зоо- или антропоморфной формы; сейды - природные камни-валуны различных в основном крупных размеров, иногда поставленные на "ножки" - 3-4 маленьких камня или представляющие собой сооружения из нескольких валунов, поставленных друг на друга; сооружения из небольших валунов в виде куч, гряд, кругов, спиралей и пр.; священные деревья; священные озера и источники; священные пещеры и гроты.

Среди всего этого разнообразия священных мест достаточно четко просматриваются аналогии памятникам о.Радколье. Это проявляется в следующем.

Прежде всего интерес предоставляет сам факт расположения памятников на острове, а также особенности самого острова. Как известно, у саамов (в частности тех, чью хозяйственную основу составляло рыболовство) была широко распространена традиция располагать свои священные места на островах и вообще около воды . Там находились сеиды, различные сооружения из камней .прочие культовые объекты. Там же совершались жертвоприношения. Обычно такие острова представляли собой скалы со скудной растительностью, возвышающиеся над окружающим пространством. В качестве примера можно привести острова Кузова Белого моря, где располагалось очень большое количество сейдов . Как видно, о.Paдколье полностью соответствует этим особенностям.

Следующее, на что необходимо обратить внимание, это природа самих памятников - естественных скальных образований антропоморфной формы без следов обработки. Такого рода священные объекты достаточно часто встречаются у саамов. Например, В.В,Чарнояусский сообщал о памятнике, являющемся прямой аналогией "радкольскому богу".0коло оз. Вулиявр (на Кольском п-ове; есть скала, в верхней части которой имеются две выступающие скальные формации с естественными углублениями, похожими на глаза, нос и рот человека. Среди местного (.саамского; населения эти камни назывались "праудедками"-"стариком и старухой", с ними была связана традиция 6.

Кстати, по соседству с "праудедками" располагались каменные лабиринты - памятники достаточно часто встречающиеся на побережье Баренцева и Белого морей , особенно на Соловецких островах; и составляющие аналогию спиралевидным кладкам о.Радколье. Лабиринты серьезно изучались рядом исследователей 7, в частности, в последнее время ими активно занимался А.А.Куратов, который относит лабиринты ко 2-1 тысячелетию до н.э. и связывает их с протосаамами . Вероятно, было бы преждевременным говорить о функциональной идентичности каменных лабиринтов и спиралевидных кладок о.Радколье, но,тем не менее, типологическое сходство их довольно велико. К приведенным аналогиям необходимо добавить сведения о священной роще, существовавшей на о.Радколье (почитание деревьев имелось у саамов, как и у их соседей - карел и финнов), а также приведенную выше этимологию названия острова, которая, возможно, указывает на жертвенный характер данного места. Очевидно, в какой-то связи с Радколье находится соседний с ним о.Орожьяма. Интересно, что в ходе его обследования обнаружен валун,оформленный с двух сторон кладками камней в виде "лап". У саамов имелись подобного типа сейды.

По нашему мнению, все это дает достаточно оснований для высказывания предположения о связи памятников о. Радколье с древнесаамской культурой. Для окончательного суждения по этому поводу необходимы дополнительные исследования, в частности, детальное археологическое обследование острова. Однако и сейчас неславянская принадлежность этого комплекса представляется достаточно очевидной. В дальнейшем пришедшее сюда русское население частично и естественно в измененной форме переняло имевшуюся традицию в виде отношения к Радколью как к священному месту. Вероятно, отчасти, сказался и процесс ассимиляции;. Это проявилось в существовании здесь до начала XX в. традиции, о которой говорилось выше ("Радкольское воскресенье", "Радкольский бог"и пр.). Не исключено, что в ходе христианизации края это святилище было преднамеренно разрушено. Как известно, подобные явления были широко распространены - нередко языческих идолов сжигали, топили и т.д. Этим, кстати, можно было бы объяснить сохранявшийся здесь среди молодежи обычай в ходе гуляний подтаскивать в краю скалы крупные камни и сбрасывать их в воду. Об этом же косвенно свидетельствует легенда о священной радкольской роще, которая была вырублена на строительство Климецкого монастыря, что, по мнению А.К.Байбурина и К.К.Логинова, имело цель перенести часть сакральности на новое место. Необходимо также упомянуть о соседнем с Радколье о.Ильинец ( который как бы "смотрит" на радкольского идола).. По сообщениям информаторов, свое название он получил от часовни св.Ильи, которая ранее находилась на нем. Такое сопутствие часовни и дохристианского святилища, по всей вероятности, могло объясняться попыткой церкви нейтрализовать (или использовать) сакральную силу о.Радколье.
Литература

1 Байбурин А. К., Логинов К. К. Обрядность русских Заонежья при строительстве нового дома // Обряды и верования народов Карелии. Петрозаводск, 1988.С. 31-32; Ржановский В. Радкольский бог // Известия общества изучения Карелии. 1924. VI. С.102-103; Ш а й к и н Н. Олонецкий край // Памятная книга Олонецкой губернии. - Далее ПОГ. 1909. Петрозаводск, 1909. С. Г92-230.
2 Ржановский В. Указ, соч., 102-103.
3 Дергачев Н. Русская Лапландия. Архангельск, 1877; Мулло И. М, .Рылеева А. Д. Новые древние саамские культовые памятники на островах Белого моря // АО-1969. М., 1970. С. 16-17; Харузин Н. Н. Русские лопари. М., 1890. 472 с.;Чарнолусский В. В. В краю летучего камня. М., 1976. 296 с Holmberg U. Lappalaisten uskonto. Porvoo, WSOY, 1915. 112 a.; Manker E. Lapparnas heliga stallen// Acta Lаpponica 13, Stockholm, 1957; Q v i gs tad I. K. Lap-pische Opfersteine und heilige Berge in Horvegen. (Oslo et-nografiake museums skrifter 1,5). Oslo, 1926; V о г г е п Q. Sacrificial sitos, typea and function // Saami religion (Scripta instituti Lonnerani aboenaia XII),1987. S. 94-110.
4 Харузин Н. Н. Указ, соч., с. 183.
5 Мулло И. М., Рылеева А. Д. Указ.соч.,с18-22.
6 Чарнолусский В. В. Указ, соч., с. 83-86.
7 Виноградов Н. Н. Соловецкие лабиринты // СОК, 1927. Вып.4. 176 с.; Гурина Н. Н. Каменные лабиринты Беломорья // СА, 1948. * 10. С. 125-144; 0 н а же. О датировке каменных лабиринтов Белого и Баренцева морей // МИА, 1953. № 39. С. 408-421; Куратов А. А. О каменных лабиринтах Северной Европы // СА, 1970. № I. С. 34-49; 0 н же. Соловецкие лабиринты - древний памятник культуры Северной Европы // Культура Русского Севера..Л., 1988. С. 13-22; Мулло И. М. К вопросу о каменных лабиринтах Беломоръя // Новые памятники истории древней Карелии. М.; Л., 1966. С. 185-193; Титов Ю. В. Лабиринты и сеиды. Петрозаводск, 1974. 30 с.
8 Куратов А. А. Соловецкие лабиринты с.20
9 Байбурин А. К.,Логинов К. К. Указ, соч., с. 32.



Наставление

Как думаешь, так и живёшь.
Думай о хорошем!


Не к миру надо идти в подмастерья, а к Богу, чтобы стать Мастером.

В конечном счете, каждый человек остаётся лучшим учителем для себя — и сам ставит себе итоговые оценки.

Новое на сайте




Фото сгоревшей Успенской церкви

Правильный чай

Наши контакты

По телефону

Карелия
+7 (911) 402 74 44

Воттоваара
+7 (921) 227 56 95

или по электронной почте:

[email protected]

 

Подписаться на новости: