Обряды


Логинов К.К. - ключевой специалист КНЦ РАН
по вопросам древнего магического знания народов, населяющих Карелию.


Обряды традиционные

Обряды традиционные, meno (карел), vero (вепс.) регламентированную обычаем норму сакрального поведения отдельного человека или группы людей, участвующих в каком-нибудь традиционном ритуале. Не смешивать с понятием «обычай» (норма бытового поведения) и «ритуал» (церемониал, целостное сакральное действо, состоящее из отельных обрядов, сакральных церемоний). В зависимости от состава исполнителей от, принято выделять “личностные”, “групповые”, “общинные обряды”, в зависимости от пола и возраста людей, задействованных в от, выделяют "мужские" и "женские", "детские", "подростковые", "молодежные", "девичьи", "старушечьи" обряды и т.п.Обряды жертвенного характера, входящие в ок на правах частной церемонии целостного церемониала, принято именовать, “обрядами жертвоприношений”, а гадательного характера - “гадательными (вариант - мантическими) обрядами”. В зависимости от эгиды проведения от могут выделяться “народные”, “церковные” (вариант - “религиозные”) обряды. Принятая в русской этнографии классификация от включает в себя три крупные группы обрядов: “обряды жизненного цикла”, “обряды календарные”, “обряды окказиональные”. Обряды “жизненного цикла” часто именуют “семейными обрядами”. Они включают в себя обряды родильные, обряды свадебные, обрядыпохоронные. Обряды рекрутские.. Под влиянием теории, именуемой теорией “обрядов перехода” А. ван Геннепа, данную гр. от современные этнографы часто называют “обрядами перехода”. Гл. объектом обрядов жизненного цикла всегда является конкретный человек на определенном этапе его жизни. При этом в обрядах задействованы также другие родственники, свойственники, магические и не магические специалисты, священники, а изредка (напр. при проводах рекрута в армию) вся сельская община. Обряды календарные включают в себя от, исполняемые по определенным, неподвижным или подвижным (связанным с Пасхой), датам народного календаря. По времени их исполнения принято делить на “зимние”, “весенние”, “летние”, “осенние”, а также “осенне-зимние” и “весенне-летние”. ок с ярко выраженной хозяйственной направленностью принято именовать “обрядам хоз. цикла”. Иногда используют понятие внекалендарные обряды, когда хотят подчеркнуть их вторичность к исследуемой теме. Обряды окказиональные включают в себя от, исполняемые для преодоления природного, общественного или личностного кризиса (антикризисные обряды) либо для вызывания подобного кризиса магическим способом (кризисные обряды).

Литература:

Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре. СПб., 1992;

Сурхаско Ю.Ю. Карельская свадебная обрядность. Л.,1977;

Логинов К.К. Семейные обряды и верования русских Заонежья. Петрозаводск, 1993.

Обряды календарные

Администрация портала VOTTOVAARA благодарит Институт истории языка и литературы Карельского Научного Центра РАН и лично Логинова Константина Кузьмича за предоставленную для публикации серию материалов о культуре, обычаях и древнем знании народов Карелии.

О.к. – это народные ритуалы, приуроченные к определенным подвижным (Пасха, Троица и др.) или неподвижным (Рождество, Крещение, день Георгия Победоносца и др.) праздникам народного календаря. О.к. обычно имели своей целью поставить под покровительство того или иного святого какое-либо важное начинание, продолжение или завершение важнейших крестьянских работ, важного промыслового цикла. О.к. молодежи имели целью узнавание будущего либо поддержание стабильности в обществе (через ритуальное ряжение или молодежные проказы).

Начало весны в крестьянском календаре отмечалось в день Георгия Победоносца или Егория вешнего (6. 05 н. ст.) о.к., посвященными выгону крупного рогатого скота на летние пастбища. В Поморье этот день закрывал сезон лова трески у Мурмана. О.к. у рыбаков состоял в вызывании ветров, дующих к берегу, для чего в оду пускали таракана на щепке и пели западному ветру специальную песню. У земледельцев Карелии домашняя часть Егорьевского обряда дня состояла в обходе скота с иконой и четверговой свечой, выгоне скота на улицу через кочергу, пояс или огонь, разложенный на печных заслонках у порога. На улице «состадивались» посредством обрядового скармливания животным специальных четверговых (испеченных на Великий четверг) хлебцев, за околицей пастух обходил стадо, читая специальный "«Отпуск скоту", в котором стадо поручалось на лето под покровительство святых или лешего. В средней и северной Карелии, где 6 мая на улице еще обычно лежал снег, производилась лишь имитация обряда выпуска. Дети в этот день до рассвета бегали с коровьими колоколами на шее, «приглашая коровушек к лету». В южной Карелии русские и вепсы этот о.к. производили в канун дня Георгия Победоносца. Завершался выпас о.к. на Покров (14.10 н. ст.) – первый день крестьянской зимы. Животных в этот день закрывали в хлева на стойловый период, поручая заботе духов-хозяев двора.

На Николу вешнего (22.05 н. ст.) о.к. посвящался выгону лошадей на летние пастбища и состоял в подравнивании хвостов лошадям, «чтобы ходили ровно», то есть стадом. Карелы обращались к Николе вешнему с просьбой дать тихой погоды для рыбной ловли и завершения посевов хлебов в полях. Рыбаки повсеместно молились на Николу вешнего, чтобы святой сохранил их жизни на промысловой путине. Завершался рыбацкий сезон на Николу зимнего (19.12 н. ст.) о.к., во время которого в южной Карелии в озерах топили лодку с чучелом, обряженным в мужские порты и рубаху, и благодарили святого, что он уберег рыбаков от смерти на воде.

На день Бориса и Глеба (15.05 н. ст.) – покровителей хлебопашцев и торговцев о.к. заключался в том, что каждый крестьянин выезжал сеять яровые хлеба, а торговцы совершали хотя бы одну выгодную сделку. Чтобы весь год быть с барышем.

«Радкольское воскресенье» (последнее воскресенье перед Ивановым днем) о.к. заключался в празднике в честь каменного идола на о. Радколье в Заонежье, в дославянский период посвященное празднику летнего солнцестояния.

Начало лета северно-русского календаря приходилось на Иванов день (7.07. н. ст.). В канун праздника о.к. заключались в умывании росой, катаниях девушек обнаженными во ржи, парении в бане ивановскими вениками или венками, гаданиях по веникам и венкам о предстоящем замужестве. С этого дня и до Петрова дня (12.07 н. ст.) длились «зеленые святки», о.к. «зеленых святок» посвящались гаданиям и проказам молодежи.

На день Петра и Павла (Петров день) о.к. заключался в том, что в церкви и часовни Петра и Павла приносили «петровщину» – хлеб или кабуши (обрядовые куличи) на помин умерших и просили у святых хорошей погоды на время сенокоса. В Пудожье в этот день местами устраивалось совместное пиршество, на котором съедался теленок рыжей («солнечной») масти, чтобы погода была солнечной. В этот день рыбаки также молились св. Петру об удаче на рыбацком промысле. В церквях Петра и Павла поминали всех утонувших на воде.

На Ильин день (2.08 н. ст.) начиналась крестьянская осень. Самыми важными о.к. в этот день было тайное подкапывание картошки в своем огороде, а спорадически - коллективное пиршество с поеданием быка «солнечной» масти или белого барана мужской частью общества. Рыбаки и охотники утаивали по одной кости животного. Считалось, что при соединении ее с четверговой свечой добыча на охоте и рыбной ловле утраивается. В Ильинскую пятницу о.к. обычно заключался в том, что крестьяне воздерживались от косьбы сена в первой половине дня (своеобразный «полупраздник»), чтобы избежать массового падежа скота и бескормицы.

На день Макария (7.08 н. ст.) о.к. заключался в освящении лошадей священниками, купанием этих животных в озере или реке, конских бегах недалеко от деревни. Иногда о.к. конского праздника переносили на следующий день – Маккавей или Спас мокрый, на день Флора и Лавра (31.08 н. ст.) или Сдвиженье (27.09 н. ст.).

На Преображение Господне (второй или «яблочный» Спас – 19.08 н. ст.) о.к. заключался в купании в «ердани» в воде («На Спас Бог здоровья даст»).

На Усекновение главы Иоанна Предтечи (11.09 н. ст.) о.к. заключался в соблюдении запрета резать и сечь все, что напоминает голову человека.

На Семенов или «Мухин» день (14.09 н. ст.) о.к. заключался в том, что дети в коробочках хоронили мух в завалине дома, чтобы мухи пропали до следующего лета.

На Рождество Богородицы (21.09 н. ст.) о.к. заключался в праздновании крестьянами «отжина» по случаю завершения уборки всех хлебов.

На Воздвиженье креста Господня (Сдвиженье – 27.09 н. ст.) о.к. соблюдении запрета посещать лес, в котором как считалось, змеи собираются в клубки, а медведи залегают в берлоги.

На Феклу Заревницу (7.10 н. ст.) о.к. заключался в ритуале первого в году просушивания хлебов в ригах и овинах.

На Покров Богородицы (14.10 н. ст.) о.к. заключался в ритуале обхода усадьбы. закрытия на зиму всех строений, репных и картофельных ям и т.д. При обходе приговаривали: «Батюшка Покров, покрой землю снежком, а избу добром и теплом».

На Зиновия охотника (12.11 н. ст.) о.к. заключался в том, что охотники молились святому об удаче на зимнем промысле, приносили в часовни подарки в виде крыльев и хвостов глухаря.

В старину на день Наума (14.12. н. ст.) начинались занятия в школах, а о.к. заключался в том, что дети и родители молились святому, просили «наставить на ум».

Со дня Спиридона (25.12 н. ст.) и до кануна Рождества в деревнях Карелии проходили «Кривые святки» или «полусвятки». О.к. этого периода заключались в гуляниях ряжеными, ежедневном посещении бесед и различных молодежных гаданиях, в которых не использовалась символика воды.

В Рождественский сочельник (6.01 н. ст.) о.к. заключался в ритуальном семейном ужине, на который съезжались все родственники, где бы они ни работали. Обязательным был обильный постный ужин из нескольких блюд и кутьи, чтобы весь год прожить сытно.

В Рождество Христово (7.01 н. ст.) о.к. в ритуальных действах по обеспечению благополучия на весь год. Например, связывали ножки стола, чтобы скот не разбегался летом по лесу, мотали нитки в тугие клубки, чтобы капуста уродилась тугой и т.д. Пекли блинов, первый из которых (первый блин в году) давали девочке, чтобы коровы и лошади приносили самочек. Молодежь похищала первый блин, чтобы с блином на лице погадать одновременно «слуховым» и «зрительным» образом, что в другие дни года делать запрещалось.

В Рождественские или «прямые» святки (7.01-18.10 н. ст.) о.к. заключались в ежедневных беседах молодежи и с полным набором зимних гаданий, в том числе, с применением символики воды. Во второй день Рождества ходили «славить Христа» по домам дети и подростки, в третий – старики, старухи и просто нищие.

В день Василия Кесаретского (Старый Новый год или Васильевский вечер – 13. 01 н. ст.) о.к. состояли в сытной семейной трапезе, а молодежь собиралась на беседы, в которые люди из других деревень не допускали. Обязательным было угощение из общих продуктов. Считалось, что на эту беседу к молодежи приходят открывать будущее умершие предки, а не черти и иная нечистая сила.

О.к. в день Рождественского сочельника (18.01 н. ст.) заключались в том, что на жилищах рисовали кресты «от молнии и нечистой силы», а девушки гадали «самым верным гаданием» над сосудами с водой.

В день Крещения Господня или Богояления (19.01 н. ст.) о.к. состояли в участии в водосвятьи и купании в прорубях –ерданях ряженных, а также всех, кто желал исцеления от болезней.

В день Трех святителей или «Трехсвятску» (2.02 н. ст.) о.к. состоял в испечении 40 блинов и сканцев, которые съедали всей семьей. Не работали, «отдыхали за троих». Сорок блинов и сканцев пекли также в день Сорока мучеников (22.03 н. ст.), «чтобы весь год не мучиться».

О.к. в день Онисима состоял в том. что овец кормили пойлом, обильно сдобренным мукой («В Онисима все овцы именинницы»). В Поморье день Евдокии-плющихи (1.03 н ст.) был первым днем трескового лова у Мурмана. О.к. заключался ритуале проводов промысловиков в полной темноте. Если кто ступал в детский кал. это сулило богатую добычу.

В Благовещенье (7.03 н. ст.) о.к. запрещал всякую работу, включая дойку коров. Можно было лишь сидеть, сложа руки и тихо разговаривать.

В день Луки (5.05 н. ст.) о.к. состоял в тайном высаживании в огороде луковицы, чтобы не было потом сглаза на посевы в огороде и поле. День Луки был кануном дня Георгия Победоносца ( Егория вешнего).

Масленица (8 недель до Пасхи). Была особо наполнена о.к. В понедельник дети начинали кататься с гор на санках, первый испеченный блин клали за иконы на весь год. Вторник – молодежь на беседе гадала о судьбе и суженных. Среда – объедались блинами с маслом, зазывали соседей в гости на блины. Четверг – всех молодоженов по деревне катали на лошадях, молодежь снова гадала на беседах. Пятница – обрядовая поездка молодого зятя к теще на блины. Суббота – поминания блинами на могилах предков. Воскресенье (Прощенное воскресенье) – люди ходили по домам просить друг у друга прощенья перед наступление Великого поста.

В ночь на первый день Великого поста (7 недель до Пасхи) производился о.к., который состоял в том. что хозяйки с масленичных гор стоя съезжали на санях, чтобы лен уродился «долгим». Днем («Чистый понедельник») крестьяне мылись в банях с ритуальной целью – очистить себя на Великий пост от масленичных грехов.

Среда Средокрестной недели (4 недели до Пасхи) о.к. состоял в том. что крестники навещали крестных родителей и дарили им пирожки – «крестовушки» Пирожки относили в амбары и клали в зерно, чтобы хлеб лучше уродился. Девушки всю неделю ходили гадать о судьбе на перекрестки дорог «слуховым» образом

В Вербное воскресенье (две недели до Пасхи) о.к. состоял в том, что святили вербы, хлестали этими вербами детей и кур, чтобы были здоровы.

Страстная неделя (последняя перед Пасхой) также наполнена была о.к. С понедельника делали заготовки для мутовок, лапника для печного помела. Четверг (Великий четверг) – проводился комплекс ритуальных действий, чтобы весь год прошел удачно. Рано вставали (чтобы все успеть), пересчитывали деньги и наряды (чтобы было больше денег и нарядов) и т.д. и т.п. Суббота – намывали с ритуальной целью всю избу, включая стены и потолки. Если первой заходила в дом женщина, считалось, что дочь выйдет замуж. Если мужчина – год удачно пройдет.

Пасха и первая неделя по Пасхе тоже наполнена была о.к., которые производились в соответствие с православной традицией. С наступлением темноты приготовление пищи, участие во Всенощной службе, утром – сон, а в полдень разговенье с пасхальным яйцом, куличом и мясом (в Поморье – с треской). Во вторник «христосовались» с домовым и дворовым, оставляя пасхальные яйца в хлеву и сенях. Теща одаривала молодого зятя кадушкой с неокрашенными яйцами. Во вторник и четверг проводили последние в году беседы молодежи, гадали о судьбе в одиночку в заброшенных домах.

В Радуницу (9-й день по Пасхе) о.к. заключался в посещении кладбищ и оставлении на могилах крашенных яиц

В Семик (7-й день по Пасхе) о.к. заключался в том, что приносили из леса зеленые веки и деревца для украшения дома и избы. На кладбища в Семик в Карелии почти не ходили.

Троицкая родительская суббота (49-й день по Пасхе) о.к. состоял в таком же обязательном посещение могил, как и на Радуницу. Считалось, что мертвые в эту субботу свободно гуляют всю ночь по кладбищу и около него. Со следующего дня (Троицы. 50-го дня по Пасхе) поминать умерших красными яйцами запрещено.

Обряды окказиональные

Администрация портала VOTTOVAARA благодарит Институт истории языка и литературы Карельского Научного Центра РАН и лично Логинова Константина Кузьмича за предоставленную для публикации серию материалов о культуре, обычаях и древнем знании народов Карелии.

Обряды окказиональные - это внекалендарные обряды, направленные на преодоление возможного или разразившегося кризиса в природе, обществе или психическом и биологическом состоянии человека и домашних животных, либо наоборот - на создание кризиса, отклонения от нормы. Антикризисные окказиональные обряды имеют целью достижение наилучших результатов или, хотя бы нормы, кризисные обряды (обряды наведения порчи) имеют целью создание кризиса, отклонения от нормы в худшую сторону.

Грань между антикризисными и кризисными обрядами не всегда очевидна. Девушки, умывающиеся с целью повышения славутности ("лемби") росой, собранной в Ивановскую ночь, водой, слитой с колоколов, звучавших на Благовещенье, стремятся к норме, т.к. в быть в норме - это нравиться парням, иметь ухажеров. Девушка, встающая правой ногой на порог бани и призывающая ветры навести "тоску и сухоту на весь мир, на всех парней", занимается наведением порчи, кризиса в психическом состоянии потенциальных женихов. Обряды, нацеленные на сохранение нормы для себя. за счет кризиса у соседей (обряд кражи щепок-“коровушек” у чужих поленниц для переноса удойности с соседских коров на своих), направлены на создание кризиса. "Целительный обряд" остается антикризисным только до тех пор, пока знахарь или колдун стремиться восстановить целостность здоровья человека или животного, за счет православной молитвы или апокрифа, и даже задабривания жертвой духов низшей мифологии, но никак не за счет здоровья других людей или животных, принадлежащих другому хозяйству. Жертвы и молитвы, обращенные к Сатане и его воинству, как считается у народов Карелии, могут иметь лишь временный эффект в исправлении здоровья или поправке крестьянского хозяйства, т.к. расплатиться за достижение эффекта придется магическому специалисту сторицей на его смертном ложе, а заказчику такого обряда - после смерти на Суде Божьем.

Обряды по созданию искусственной (культурной) среды обитания у народов Карелии связывались чаще всего с постройкой жилищ (обряды срубания деревьев и их доставки в деревню, обряды на окладной венец, подъем матицы и коневого бревна). Обряды освоения (окультуривания) построек исполнялись не только при заселении домов (на новоселье), но и при постановке в хлев животных, куриц в курятник. На первое посещение новой бани звали банного духа-хозяина из старой бани в новую или приглашали в первый раз мыться беременную женщину, чтобы в новой бане завелся новый банный хозяин. В редко посещаемых охотничьих избушках "культурное пространство" восстанавливали тем, что стучались в двери, просили разрешения у духов-хозяев войти, разгребали в очаге старые угли. Новокупленное ружье "окультуривали" тем. что в первый раз из него убивали сороку и мазали ее кровью ствол ("чтобы сороки боялись и улетали с пути охотника" или убивали ворона ("чтобы всякая нечисть в лесу ружья боялась"). После отела "окультуривали" молоко очистительными обрядами, а яйца кур тем. что первое яйцо от курицы помечали крестиком и оставляли в сенях в подарок домовому. Приступая к приготовлению пищи, просили "Благословить Божий дар", чтобы пища досталась людям, а не нечистым духам и т.д. и т.п.

"Антикризисные" обряды природного и биологического (эпидемиологического) происхождения были иными. При моровых поветриях трижды опахивали селение сохой. в которую впрягались три обнаженные вдовы, а въезда в деревню закапывали живой черную кошку, "чтобы болезнь не вошла в селение", строили за один день "обетную" ("заветную") часовню или приносили в уже готовую часовню "обетное" полотенце, для изготовления которого все процессы от выделывания льна до вышивания женщины деревни завершали за время от восхода до заката солнца. Чтобы беда никогда не возвращалась, устанавливали ежегодный "обетный" ("заветный") праздник. При затяжных дождях обычно молились в церквях и часовнях всем поселением, а на Водлозере (Пудожье) - отправляли стариков на Кенозеро (Каргополье) с подарком из "обетных" мужских портов и рубахи, которые там вывешивали на священной сосне в урочище Макарий. В затяжную засуху русские устраивали молебен на полях, а у карел женщины всей деревней замачивали в воде косы-горбуши или разом выходили намывать в реке или озере сковороды для блинов.

Обряды родильные

Обряды родильные, как и любые обряды «перехода», содержали 4 блока обрядов: предварительную обрядность, обрядность «отделения» от прежних обстоятельств (период беременности), обрядность собственно «перехода» (родов) и обрядность «закрепления» нового статуса в обществе. Объектами перехода были два субъекта – ребенок и роженица.

Предварительная обрядность включала элементы из периода детства, свадьбы и семейной жизни до начала беременности. Пример из детства: «Не сиди на камне – замуж не выйдешь, детей не будет». Пример из свадебных способов регулирования детности: «Дай вам Бог детушек с убылью» (чтобы семья не была излишне многодетной). Особо внимание на свадьбе уделялось охране половой потенции новобрачных. Если свадебная порча затрагивала половую сферу, ходили к колдунам, чтобы излечить «нестоянку» у молодого или «открыть проходы» у молодой. Бездетность преодолевали рациональными способами (прогревали «проходы» женщине над горячими углями) или, опять же, обращались к колдунам. Чтобы завести мальчика, под кровать клали мужские символы (топор или пилу), а чтобы родилась девочка, под кровать клали прялку или веретено.

В период беременности для охраны плода в чреве матери от порчи будущей матери запрещали сообщать людям сроки беременности, запрещали посещать кладбище и умерших (дитя будет похоже на покойника), участвовать в ссорах (дитя будет нервным), толкать ногой домашних животных (у дитя будет болезнь «щетинка»), смотреть на пожар (дитя родиться с пятнами на лице). Беременной не отказывали в желаниях попробовать какую-то особую пищу или понюхать даже нечто странное (рыбацкую сеть или даже детский кал). По будущего ребенка определяли по форме живота беременной, по выражению глаз ее, по наличию или отсутствию пятен на лице, по первому шевелению ребенка в животе и т.д. (острый живот, злые глаза, сохранение красоты на лице, первое шевеление в правой части живота к рождению мальчика; круглый живот, добрые глаза, пятна на лице, первое шевеление плода слева к рождению девочки). От тяжелых крестьянских работ женщины не освобождались до наступления родовых схваток.

Рожать уходили тайно в одиночку либо в сопровождении повитухи (русское – бабки «пупорезки», карельское – «боабо»), которая знала, как правильно принять младенца, остановить послеродовое кровотечение, заговорить младенца от золотухи, родимца и других болезней младенцев. Роды «от натуги» часто случались в поле, в дороге и т.д. Для родов лучшими считались помещения в доме, где нет мужчин, а также хлев, у вепсов – подполье. В бане рожали только под присмотром повитухи, боясь подмены дитя на отродье банных духов. Обрядность, связанная с собственно родами, заканчивалась после обряда приобщения ребенка к домашним духам и духам домашнего очага. Заговаривание болезней младенца могло быть перенесено на более поздний срок, тогда оно проходило на месте родов или при первом намывании ребенка в доме или в бане.

Ребенок и роженица считались зараженным специфической послеродовой «нечистотой», которая преодолевалась в течение шести недель. Народное средство первичного преодоления такой нечистоты состояло в трехкратном посещении бани роженицей и ребенком. У карел роженица и ребенок весь этот срок должны были проживать в бане под присмотром повитухи или знахарки. У русских и вепсов роженица и новорожденный поселялись за занавеску на лавку около печи. После трех бань роженицу отправляли на работу, снова разрешали печь хлеба. Однако употреблять в пищу мясо ей не дозволялось в течение 40 дней после родов. Завершалось послеродовое очищение (в основном) с крещением дитя в церкви и омовением лица и рук матери водой крещенской купели. Роженица окончательно отрывалась от обстоятельств, связанных с фактом родов, после того, как переставала кормить дитя грудным молоком. Это она была обязана сделать не позднее. Чем через шесть постов после родов, когда младенца окончательно переводили на питание, характерное для взрослых. Дитя становилось ребенком и получало право быть похороненным по полному обряду в сопровождении причитаний после обряда первого пострижения волос и опоясывания поясом, которые исполнялись по достижению года в избе около печного столба.

Литература:

Сурхаско Ю.Ю. Семейные обряды и верования карел (конец Х1Х – начало ХХ в.). Л., 1985.

Логинов К.К. Семейные обряды и верования русских Заонежья. Петрозаводск, 1993.

Строгальщикова З.И. Материалы по родильной обрядности вепсов // Обряды и верования народов Карелии. Петрозаводск. 1988. С. 95-106.

Обряды похоронные

Администрация портала VOTTOVAARA благодарит Институт истории языка и литературы Карельского Научного Центра РАН и лично Логинова Константина Кузьмича за предоставленную для публикации серию материалов о культуре, обычаях и древнем знании народов Карелии.

Обряды похоронные были направлены на подготовку человека к переходу в мир иной, совершению похорон, согласно принятой обрядности, и завершались поминальным циклом обрядности. Как и любой «переходный» обряд они содержали блок запретов и предписаний, направленных на предохранение человека от безвременной смерти, начинавшийся до начала подготовки к смерти. В частности, полагалось воздерживаться от разорения церквей и часовен, нанесения оскорблений могилам умерших, от сознательного злоупотребления алкоголем в целях скорейшего перехода в мир иной. На большей части Карелии старикам полагалось воздерживаться от гаданий о смерти. В д. Суйсарь же гадания старух по полотенцам, отпускаемым на волю течения реки (утонет, значит умереть в течение года) входили в комплекс действий по подготовке к смерти.

Заранее к смерти готовились только люди пожилого возраста. Женщины покупали церковные свечи и похоронные молитвы в церквях, шили погребальную одежду, мужчины изготовляли специальную обувь без каблуков. Плотники заранее готовили для домашних гроб и намогильный знак. В южной и центральной Карелии гроб, преподнесенный в подарок старику сверстнику, принимался с благодарностью. Повсеместно, исключая Заонежье, заранее сушили веники, листья которых потом шли на подстилку в гроб. Колдуны и знахари, чтобы спокойно умереть, заранее передавали свои магические знания и записи своим восприемникам. Слишком долгую жизнь старика не приветствовали. Считалось, что люди старше 90 лет, продолжают жить на этом свете за счет жизней более молодых родственников и соседей. Старики в молитвах просили у Бога скорой смерти. Быстрая смерть, как говорили «с ног да в гроб», считалась самой предпочтительной.

У смертного одра умирающего положено было собираться родственникам, чтобы выслушать последнюю волю старика. Обычной была практика просить передать приветы на тот свет ранее умершим родственникам и знакомым. Для облегчения смерти человека могли положить на пол вдоль половиц, ногами к двери, приподнять половицу или потолочину в избе и т.д., чтобы открыть выход душе из дома. У карел и поморов практиковалось стреляние холостым зарядом из ружья в матицу дома. В крышу дома колдуна обычно забивали зуб от бороны. Рядом с умирающим поморы и вепсы (а также старообрядцы) ставили сосуд с водой, чтобы душа, выйдя из тела, могла в ней окунуться. По колебанию воды в сосуде после последнего вздоха человека или по отсутствию отпотевания от дыхания на зеркале определяли факт смерти. Установив факт смерти, занавешивали окна в избе с обеих сторон от божницы, чтобы люди знали, что в доме покойник. Сразу посылали кого-нибудь за родственниками, причитальщицей и теми, кто по завету умершего омоет мертвое тело. За омовение и обряжение мертвого тела полагалось угощение чаем и приглашение на поминки 9-го и 40-го дней. Первую ночь усопшего держали на лавке в избе, затем тело перекладывали в гроб. Каждому входящему причитальщица причитывала, слезно рассказывая об усопшем и вызванным этим событием горе в семье. Каждый входящий после этого кланялся усопшему, просил у него прощения. Часто в обряд прощания входил такой элемент, как «утирание слез» троекратным взмахом платка над головой покойника. В одиночку усопшего не оставляли. У гроба даже ночью читались молитвы и велись разговоры- воспоминания о совместно прожитых годах. У карел и русских иногда можно было рассказывать смешные истории, но смеяться не полагалось. У вепсов же увеселение усопшего рассказами (а при выносе тела и пением и музыкой) носило обрядовый характер. Считалось, что пока тело не погребено. Душа его находиться рядом, все видит и слышит.

При выносе тела душу пытались спугнуть с ее места грохотом кочерги или перевернутой скамейки. Дом по выносу окуривали дымом ладана. Пол заливали водой, «чтобы покойник в дом не возвращался». У части карел обязательным было троекратное прикосновение гробом порога, забивание в порог железного гвоздя. Русские и вепсы старались не задеть гробом косяки дверей ни в коем случае, иногда даже выносили гроб на улицу через окно. На улице гроб ставили против окон дома, чтобы усопший мог проститься с родным домом. До лодки (если кладбище было на острове) или до околицы гроб несли на руках, далее везли даже летом на санях. Гроб уважаемого человека несли на руках до самой могилы, не срезая путь через засеянные поля, чтобы не вызвать хлебного недорода. Вырытую накануне могилу окуривали ладаном, в могилу всегда бросали медные монеты со словами: «Земля куплена для раба божьего (имярек). Перед опусканием в могилу гроба с тела умершего снимали икону, клали в гроб огарки от свечей, теплые и иные вещи (табак, бутылку водки), если на то была прижизненная просьба усопшего. После закапывания гроба на могиле устанавливали обычно временный намогильный знак, а к знаку прибывали «слезный» платок, которым в последний раз обмахивали лицо покойника. В Заонежье и Пудожье этот платок принято было вкладывать в гроб перед погребением. У русских (кроме Карельского Поморья) было принято угощать у могилы всех присутствующих ложкой рисовой кутьи с изюмом. После этого люди шли в дом умершего на поминальную тризну. После тризны все домашние ходили в баню, в которой для умершего оставляли белье, веник и немного горячей и холодной воды. В доме для умершего стелили постель, чтобы с утра обратиться к пустой постели в вопросом, как умершему в последний раз ночевалось в доме. При всем этом перед укладыванием спать родственники в доме покойного производили обряд прямо противоположного содержания - обходили усадьбу, закрывали, благословясь, все калитки и двери, «чтобы покойник не вернулся в дом с кладбища».

Основными поминальными днями бывали 9-й и 40-й дни. Еще одна важная поминальная тризна у русских Карелии могла быть совершена на второй или третий день после похорон. Богатые сельчане отмечали 20-й день и пол года со дня смерти. Отмечалась обычно и годовщина, когда в последний раз на стол ставился столовый прибор с угощением для умершего. Русские и северные карелы в дни поминок посещали кладбище после угощения в доме, вепсы и южные карелы сначала навещали могилы. После годовщины или третьей со дня смерти кладбища принято посещать в дни календарных поминовений в Радуницу, Троицу, поминальные субботы. У карел в древности был особый поминальный день Кегри, который приходился на ноябрь. Он включал ритуальное угощение и баню для умерших предков.

Литература:

Сурхаско Ю.Ю. Семейные обряды и верования карел (конец Х1Х – начало ХХ в.). Л., 1985.

Логинов К.К. Семейные обряды и верования русских Заонежья. Петрозаводск, 1993.

Строгальщикова З.И. Погребальная обрядность вепсов // Этнокультурные процессы в Карелии. Петрозаводск, 1986, С.65-85.

Обряды рекрутские

ОР - это обряды, исполнявшиеся в крестьянской среде в отношении мужчин, призванных на службу на 25 лет в русскую армию в период действия указа "О рекрутской повинности (1705 - 1874). Предшественниками рекрутов были в истории России так называемые "даточные люди" (1699 - 1705). Разнарядка о числе рекрутов ("даточных людей") до каждой сельской общины доводилась властями сверху. Кого конкретно отправить в солдаты, общины решали на общем сходе, выбирая среди лиц, уже достигших 20 лет. Весь год, оставшийся до призыва, кандидата в рекруты не понуждали к работам, а с лета вообще освобождали от всех работ, чтобы он побольше погулял на беседах и летних игрищах. Рекрутов ("некруты") жалели, относились к ним, как к людям, дни жизни которых на земле уже сочтены. Перед отправкой на медкомиссию в губернский или уездный город в семье гадали по двум свечам (потушит именную - идти в армию), по караваю хлеба с запеченным в него нательным крестом (упадет за порог - к службе), по нательному кресту, который среди иных предметов мог выбрать петух в гаданиях на святки, по бобам и картам, по крику петуха в день отъезда к призыву и т.д. В день отъезда на комиссию родители благословляли парня в доме, разыгрывали сцены, в которых юноша, якобы вернулся с комиссии, освобожденным от призыва, вшивали в одежду нитки из савана мертвеца. Утром в день медицинского освидетельствования кандидаты в рекруты мылись в бане мылом от омовения мертвеца, чтобы доктор их оценил, как больных и немощных.

После медкомиссии оставшиеся до призыва 3 - 7 дней рекрута гуляли каждый день с песнями по прощальным вечеринкам, где им, среди прочего, причитывали, словно покойникам. Иногда рекрута состязались в верховых скачках. Считалось, что победитель вернется живым, а упавший с лошади, обязательно погибнет. С утра в канун отправки рекрут ходил прощаться с умершими на кладбище, а закатом солнца прощался с домом, с отцовским полем и лугом, с баней, с берегом родной реки или озера. В доме в канун отъезда родные еще раз гадали по караваю хлеба на пороге, служить ли рекруту в ближнем городе или далеко от дома. На дорогу рекрут получал благословение от отца и матери, а если призывали в военный год - то и от сельского священника. С собой рекруты брали запас еды на несколько дней и горсть родной земли в мешочке. Матери рекрутов провожали до волостного центра, друзья - на расстояния дня пешего пути. У дома и на всех важных перекрестках друзья палили из ружей в воздух холостыми зарядами. Живым после 25 летней службы домой редко кто возвращался из рекрутов.

После 1868 года ОР трансформировались сначала в обряды проводов в Армию или на действующий фронт, ныне же сводятся к одной прощальной вечеринке и общим обычаям проводов в дальнюю дорогу. Изредка призывники берут с собой листок с апокрифами "Сон пресвятой Богородицы" или "Молитвы Бога”, другие воинские молитвы, которые, как считается, уберегают от смерти и грубого отношения к призывнику командиров и сослуживцев. Еще реже им в день отправки в Армию дают пить воду, на которую наговорены знахаркой подобные молитвы. Например, такую: “Богомать-владычица, опусти лицо на землю, скуй зубы врагу, спаси Раба божья (имярек) в дому и в пути, и на долгой службе, и в бою. Кто навстречу попадёт, – отведи глаза врагу. Крестом крещусь, крестом крещусь, крестом крещусь. Во имя Отца и Сына, Святого Духа. Аминь, аминь, аминь”.

Литература:

Певин П. Рекрутские обычаи и причеты Олонецкой губернии // ОГВ, 1888895, № 80-84; История России с древнейших времен до конца ХХ века. Кн. 2. История России с начала ХУШ до конца Х1Х века. М., 1997.



Ментальный капитал Карелии

Наставление

Как думаешь, так и живёшь.
Думай о хорошем!


Не к миру надо идти в подмастерья, а к Богу, чтобы стать Мастером.

В конечном счете, каждый человек остаётся лучшим учителем для себя — и сам ставит себе итоговые оценки.

Новое на сайте




Фото сгоревшей Успенской церкви

Правильный чай

Наши контакты

По телефону

Карелия
+7 (911) 402 74 44

Воттоваара
+7 (921) 227 56 95

или по электронной почте:

[email protected]

 

Подписаться на новости: