Крестный ход


Огонь — хоть баенный, хоть бы и домовый, печной, лесовой, хоть от молоньи — сила великая. Его лешие, гуменники, овинники, полевики, даже и сама матушка Репяная Баба — Печатный Сарафан почитают гораздо. Перед пожаром — чаянным ли, нечаянным, — доможители потайные заходят-забегают! По соснову настилу во дворе зацокают коготками ли, копытцами черти молоденьки. Крючки-засовы, железные замки не стронуты. Нечистой силе просторно бродить.

Шел крестный ход. Не о Пасху ли было? А в одном доме старушка смертно хворала. Попросила она семейство, чтобы к ней икону- матушку, Казанскую Божью Матерь, принесли. Молебен бы у кровати сослужили. А невестка у нее такова сурова была, так и вскинулась: «Ну да! Вот еще. Нанесут грязи туто-ка. He пущу никоторого лешего».

Это надо же, нелюдь какая уродилась, такое слово испромолвила. Да о свят день. Терпение Господне и кончилось. Врапнул огонь с неба. Изба вспыхнула, как соломы пук. Насилу выйти поспели. И еще четыре дома сгорели — спорядовые соседи справа, слева. Да и супротив два. И мы жили неподалеку, чуть наши ребятишки не сгорели. Вынесли их голыми, босыми. Невестка та бедовая старушонку на себе из огня выволокла, под березонькой посадила. Одно молвит, приголашивает: «Мамонька, прости, согрешила. Мамонька, прости».

В иной избушке погорелой жил Шаня Бабкин, по прозванию Скоморох. Он, и верно, скоморошничал-бобыльничал. Землю сроду не пахал. При каруселях у Порфуева состоял - они артелью по селам-деревням ездили, народ веселили. Ваня из своих хоромишек пылающих гармошку вытянул. Иконы все погорели, все житье-бытье. А хозяинушко сидит на бережку Ивины-реки, припевает и поигрывает:

Девушки, пожар, пожар!
Пусть село сгорит — не жаль.
Не сгорел бы Божий храм —
Повенчаюсь с милой там.



Помощь обучающимся

Праведы

Сергей Джагдиш

Дмитрий Логинов

Новое на сайте




Фото сгоревшей Успенской церкви

Правильный чай

Наши контакты

По телефону

Карелия
+7 (911) 402 74 44

Воттоваара
+7 (921) 227 56 95

или по электронной почте:

[email protected]

 

Подписаться на новости: