Изучение вепсов в 1800-1850 гг


А.М. Пашков Петрозаводский государственный университет

К началу XIX века наука ничего не знала о существовании в лесах северных губерний России небольшой народности — вепсы, потомков летописной веси. Историк Н. М. Карамзин писал в примечаниях к первому тому своей «Истории государства Российского» (работа над этим томом была закончена им в 1805 году, а книга вышла в 1818 году): «Меря, мурома, весь уже давно обратились в россиян» [Карамзин, 1988, с. 31].

После присоединения Финляндии к России в 1809 году финские ученые получили возможность изучать финно-угорские народы России. Впервые о веси сообщил финский ученый Иоанн Андреас Шёгрен (в России его звали Андрей Михайлович) [Branch, 1973, р. 291]. В 1824 году, в ходе путешествия «для исследования обитающих в России народов финского племени», он посетил Олонецкую губернию. В отчете о своем путешествии А. М. Шёгрен назвал вепсов «чудью» (этот термин стал затем официальным названием вепсов до 1917 года) и описал их открытие так: «...я открыл особое племя, доселе вовсе неизвестное ученым, и тем более заслуживающее внимания, что оно и поныне у соседственных россиян именуется чудью. Сия чудь говорит особым наречием, приметно отличающимся от смежного олонецко-карельского; ибо сходствуя по существу своему с соседственным финско-карельским, оно приближается к южному главному наречию финнов». В конце 1826 года А. М. Шёгрен вновь обратился к изучению вепсов. В отчете он писал: «...я в исходе ноября оставил Вытегру и вдоль западного, доселе еще по большей части чудью обитаемого берега Онеги, вторично следовал в Петрозаводск... В исходе декабря чрез Олонец, Лодейное Поле и лежащую к югу от сего последнего, уже в 1824, но только мельком мною посещенную чудскую область, поверяя и распространяя дорогою свои идеи об отношении олонецких карелов и чуди как к финнам вообще, так и к более известным мне теперь племенам лапландским. В древнем Белозерске, куда я прибыл во второй половине января 1827, посетил еще дорогою Новоезерский монастырь, я также против чаяния нашел мало письменных документов, но тем более отдельных намеков и следов к пояснению встречающейся у Нестора веси, народа, коего потомки еще поныне существуют в так называемой чуди, но с каждым годом более исчезающем, сливаясь с главною массою российского населения».

В мае 1828 года в поисках остатков веси А. М. Шёгрен прибыл из Вологды в Череповец. Здесь его тоже ждало разочарование: «Хотя область сия некогда принадлежала веси, но я во всем уезде не нашел между русскими жителями никаких других следов сего народа, кроме некоторых названий мест и селений». Свою чудь неутомимый исследователь все же нашел в июне 1828 года в пограничных с Олонецкой губернией волостях Тихвинского уезда Новгородской губернии. В отчете он писал об этом: «Также в Тихвинском уезде есть... на границах Олонецкой губернии большое число первоначальных финнов или так называемой чуди, населявшей некогда всю тамошнюю страну, как сие и поныне видно из названий мест». Итак, в 1824 — 1829 годах, в ходе большого путешествия, предпринятого основателем российского финноугроведения финским ученым А. М. Шёгреном «для исследования обитающих в России народов финского племени», он «открыл» вепсов, т. е. доказал, что это особый этнос со своим языком, фольклором, компактным проживанием, описал их занятия и быт и т. д. Так состоялось второе открытие вепсов.

В 1846 году прошла первая достоверно известная перепись финно-угорского населения Олонецкой губернии. В России до конца XVIII века ученые не занимались специально изучением нерусских народов. В известной работе статистика К. И. Арсеньева «Начертание статистики Российской империи» было лишь упомянуто «финское племя, занимающее весь север России от Ботнического залива до северного Урала, общей численностью 2,5 миллиона человек» [Арсеньев, 1818, с. 58]. А. М. Шёгрен выявил четыре компактные группы расселения вепсов (около Белоозера, Тихвина, Лодейного Поля и Вытегры) и в статье, опубликованной в 1828 году в газете «Abo Tidningar», определил их численность между 10 и 16 тысячами человек. Позднее, в одной из статей 1832 года он оценил численность вепсов в 21 тысячу человек [Branch, 1973, р. 83].

Однако впервые вопрос о численности нерусских народов России поставил и пытался решить академик П. И. Кеппен. В марте 1840 года он прислал от имени Академии наук отношение к олонецкому губернатору X. X. Повало-Швейковскому с предложением выслать в Академию наук сведения «касательно числа инородцев, т. е. всех вообще нерусских жителей Олонецкой губернии» [Сведения]. Через полгода, в конце декабря, Академия наук получила ответ, что «в Олонецкой губернии инородческих селений и инородцев не имеется». Академику П. И. Кеппену пришлось вновь направлять олонецкому губернатору отношение с просьбой представить требуемые сведения, так «как однако же известно, что в Олонецкой губернии кроме русских обитают и олончане, и финны, и карелы, и чудь, а, вероятно, и цыгане».

После этого губернатору Олонецкой губернии уже ничего не оставалось как отдать распоряжение подчиненным ему организациям провести перепись нерусского населения губернии. В сельской местности ее проводили земские суды через становых приставов, а в городах — городничие. Эта перепись растянулась на несколько лет, так как невежественные чиновники на местах не могли понять, что от них требуется, и поэтому материалы, присланные из уездов в Петрозаводск, несколько раз возвращались для доработки.

Переписью шелтозерских вепсов (во всех документах они проходят как «чудь») занимались горнозаводские чиновники, поскольку все крестьяне Петрозаводского уезда считались горнозаводскими, то есть были собственностью Олонецких горных заводов. Собранные по Петрозаводскому уезду материалы отличались хорошим качеством, так как горные офицеры по образованности и деловым качествам на порядок превосходили уездных и даже губернских чиновников. Проведя перепись нерусского населения Петрозаводского уезда, Олонецкое горное правление отправило отношение, датированное 27 июля 1846 года, к губернатору. К отношению, подписанному горным начальником Н. Ф. Бутеневым, был приложен очень ценный документ «Сведения о проживающих в Петрозаводском уезде инородцах с показанием их вероисповедания», который и содержал данные о шелтозерских вепсах. Приведем эти сведения полностью [Сведения, л. 53 — 54 об.].

Относительно вероисповедания и места жительства большинства вепсского населения отмечалось, что почти все они православные и живут в своих селениях. Указывалось также на распространение среди вепсов старообрядчества, но староверов было показано только несколько человек: 1 крестьянин деревни Гришинской Шелтозерского общества — филипповец (радикальный толк беспоповщины), 1 крестьянин и 2 крестьянки деревни Григорьевской Рыборецкого общества — даниловцы (умеренные беспоповцы), а 3 крестьянки деревни Карповской того же общества не только принадлежали к даниловскому толку, но и постоянно жили в Даниловском старообрядческом монастыре, находившемся в верховьях реки Выг, в Повенецком уезде.

Данные о распространении старообрядчества среди шелтозерских вепсов, приведеные Н. Ф. Бутеневым, являются несколько заниженными. Петрозаводский земский суд представил 9 августа 1846 года губернатору рапорт и при нем «Сведения о проживающих в первом стане Петрозаводского уезда инородцах, с показанием их вероисповедания», составленные становым приставом Янковским. Данные о численности и расселении вепсов у Н. Ф. Бутенева и Янковского практически полностью совпадают, но последний указал еще одного старообрядца — крестьянина из деревни Федьки - старосты Рыборецкого общества. Кроме того, Янковский попытался охарактеризовать подведомственное ему вепсское население: «Обей оные племена, корелы и чудь происходят издревле от племени финского, которое в самой древности при переселении с юга заняло пространство ныне населяемое, и потому корелы и чудь в самом языке мало между собою различествуют, так что одно племя может понимать другое. .. .Чудское племя занимает пространство собственно в одной только Рыборецкой волости и населено полосою к реке Свири, оттуда Лодейнопольским уездом к реке Ояти, продолжается чрез Новгородскую губернию к Псковской, к озеру Пейпус, где в окружности оного главная колыбель чудского племени, отчего озеро Пейпус иначе называемо Чудским» [Сведения, л. 61 об.].

Данные, собранные летом 1846 года, были использованы только в январе 1850 года, когда олонецкий вице-губернатор отправил в Академию наук ведомость «племен инородцев, городов, уездов и деревень, где они обитают» с указанием числа мужских и женских душ, их вероисповедания и ведомственной принадлежности, датированную 21 января. Численность «чуди» была показана, как и в 1846 году, — «всего по Петрозаводскому уезду обоего пола» 5265 душ. Указывались также и известные властям старообрядцы -даниловцы: один крестьянин деревни Гришинской, 3 крестьянки деревни Карповской и одна — в деревне Федьки-старосты, а кроме того, 14 мужчин и 14 женщин в деревне Степановская Рыборецкой волости [Сведения, л. 99 об.—100 об.].

Таким образом, по данным на 1850 год, среди вепсов было 33 старообрядца-даниловца (15 мужчин и 18 женщин). Противоречивость данных о количестве старообрядцев позволяет предположить, что их реальная численность была больше. Наличие старообрядцев среди вепсского населения говорит о сильном влиянии на их быт и культуру русского крестьянского населения Олонецкой губернии и Выговских старообрядческих скитов.

В рапорте лодейнопольского земского суда от 3 октября 1846 года на имя губернатора докладывалось что «в Лодейнопольском уезде олончан же, карел, чуди и чухонцев не состоит» [Сведения, л. 81]. В рапорте олонецкого земского суда от 17 августа 1846 года указывалось на небольшую группу карелов, в 1366 человек (686 мужчин и 680 женщин), уроженцев Олонецкого уезда, постоянно здесь обитающих и православного вероисповедания, которые «говорят нечистым корельским языком с примесью чудских слов» [Сведения, л. 64 об.]. Вероятно, здесь имеются в виду карелы - людики. Известно, что А. М. Шёгрен считал людиков северной ветвью вепсов, а самым северным вепсским поселением называл Тивдию [Branch, 1973, р. 85—86]. Из других уездов никаких сведений о вепсах не поступало.

Таким образом, сведения о карелах, вепсах и финнах, собранные летом 1846 года, являются первой достоверно известной переписью финно-угорского населения Олонецкой губернии. В 1852 году Русское географическое общество издало первое в российской этнографии исследование, посвященное нерусскому населению Европейской России «Об этнографической карте Европейской России», подготовленное П. И. Кеппеном (1852)2. Среди народов, численность которых он пытался установить в этой работе, были чудь и карелы. О происхождении использованных сведений говорилось: «Показаниями о жилищах и числе чуди и карелов в Петрозаводском уезде Олонецкой губерниия обязан г. начальнику штаба Корпуса горных инженеров генерал-майору В. Е. Самарскому-Быховцу. По всем прочим уездам сведения об инородцах я, с дозволения... г. министра государственных имуществ, получил от г. управляющего тамошнею палатою государственных имуществ. Проверка этих сведений доныне еще продолжается, при содействии г. лектора карельского языка в Олонецкой духовной семинарии В. В. Ильинского» [Кеппен, 1852, с. 11—12]. Вепсов П. И. Кеппен называл «чудью в тесном смысле» или «чухарями». По его данным, чуди (чухарей) насчитывалось в Новгородской губернии — 7067 и в Олонецкой губернии — 8550 душ обоего пола, а всего — 15 617 душ. Относительно чуди П. И. Кеппен, со ссылкой на А. М. Шёгрена, сделал два примечания — первое: «А. М. Шёгрен эту чудь признает как бы первобытными финнами, называя ее «Urfinnen». В Олонецкой губернии, равно как и в Белозерском уезде Новгородской губернии, их именуют чухарями», и второе: «К карелам в тесном смысле г. Шёгрен причисляет и олончан, то есть чудь, обитающую в Олонецком уезде» [Кеппен, 1852, с. 16]. Здесь речь идет об упоминавшихся выше карелах-людиках. В ведомостях П. И. Кеппена эта чудь — «олончане» не выделялась, а входила в число карелов. Все данные о численности нерусских народов П. И. Кеппен приводил по сведениям, относившимся «преимущественно ко времени 8-й народной переписи 1834 года» [Кеппен, 1852, с. 34].

Итак, можно считать, что П. И. Кеппен не использовал данные переписи нерусского населения Олонецкой губернии 1846— 1850 годов, вероятно, из-за ее неполноты или неточности. Но это не умаляет ее достоинств, так как материалы содержат статистику финно-угров по волостям и включают массу интересных частных деталей, зафиксированных за полвека до знаменитой переписи 1897 года.

Таким образом, научное изучение вепсов зародилось в первой половине XIX века и связано с именами А. М. Шёгрена и П. И. Кеппена.



Литература и источники

Арсенъев К. И. Начертание статистики Российского государства. Ч. 1. О состоянии народа. СПб., 1818. С. 58.

Выскочков Л. В. Об этническом составе сельского населения северо-запада РОССИИ (вторая половина XVIII — XIX вв.) // Петербург и губерния: Историко- этнографические исследования. Л., 1989. С.

Карамзин Н. М. История государства Российского. Кн. 1. Т. 1. М., 1988. Кеппен П. И. Об этнографической карте Европейской России. СПб., 1852. 40 с.: карт.

Токарев С. Л. История русской этнографии. М., 1966.

Branch М. А. J. Sjogren studies of the North. Helsinki, 1973.

Сведения: По отношению Петербургской Академии наук о доставлении сведений касательно нерусских жителей губернии. НА РК, ф. 1, оп. 36, д. 67/26, л. 1—101 об.



Наставление

Как думаешь, так и живёшь.
Думай о хорошем!


Не к миру надо идти в подмастерья, а к Богу, чтобы стать Мастером.

В конечном счете, каждый человек остаётся лучшим учителем для себя — и сам ставит себе итоговые оценки.

Новое на сайте




Фото сгоревшей Успенской церкви

Правильный чай

Наши контакты

По телефону

Карелия
+7 (911) 402 74 44

Воттоваара
+7 (921) 227 56 95

или по электронной почте:

[email protected]

 

Подписаться на новости: